Реализация права на получение квалифицированной юридической помощи как одним из основных показателей обеспечения прав человека в демократическом обществе

Права человека являются объектом повышен­ного внимания не только юристов, но и всего общества в целом. Обратимся к проблеме полу­чения квалифицированной юридической помо­щи. На наш взгляд, реализация данного права в Казахстане существенно затруднена. Основная причина - высокая стоимость оплаты за такую помощь. В Казахстане сегодня наблюдается рост численности населения, доходы которых ниже минимально установленного предела.

Это и вопросы оказания бесплатной юриди­ческой помощи лицам, не способным оплатить данные услуги; вопросы четкого определения круга субъектов оказания юридической помощи и определения объема осуществления юридиче­ской помощи. Отметим, что в законодательстве РК отсутствуют критерии качества оказания юридических услуг, предоставляемых частно­практикующими юристами и юридическим ком­паниями, не предусмотрен учет и контроль за де­ятельностью последних. Подобная ситуация не способствует эффективной защите и реализации прав и свобод человека и гражданина, а также может причинить определенный вред.

Со своей стороны подчеркнем, что право на квалифицированную юридическую помощь ха­рактеризуется следующей спецификой: оно не подлежит ограничению ни при каких обстоя­тельствах так как реализация данного права мо­жет быть обусловлена необходимостью дости­жения определенных целей, провозглашенных Конституцией РК; гарантируется государством; является важным благом любого цивилизованно­го общества; является важным процессуальным условием реализации права на судебную защиту; является своеобразной гарантией доступа к правосудию; не имеет целью на получение прибы­ли, т.к. по своей природе оно носит компенсаци­онный (т.е. направленный на восстановление на­рушенных прав) характер и представляет собой часть механизма социального урегулирования правовых конфликтов с участием государства и гражданина. Адвокатская помощь является раз­новидностью гуманитарной (общественной) де­ятельности, реализует важную социальную мис­сию и не должно отождествляться с коммерцией и предпринимательством.

Защита прав личности и юридическая по­мощь относятся к условиям правовой активно­сти личности и становятся актуальными катего­риями общественных отношений. Право на юри­дическую помощь в том или ином виде закреп­лено в абсолютном большинстве конституций стран мира. В последние десятилетия право на юридическую помощь получило закрепление как на национальном уровне большинства стран мира, так и на международном. Согласно п.<^» п.3 ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах, каждый обвиняемый в уголовном судопроизводстве имеет право защи­щать себя лично или через посредство выбранно­го им самим защитника. Это право, как следу­ет из принятых Восьмым конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями «Основных принципов, ка­сающихся роли юристов», предполагает возмож­ность обвиняемого обратиться к любому юристу (в том числе к лицам, выполняющим функции юристов) за помощью отстаивания и защиты его прав на всех стадиях уголовного разбирательства.

Анализ правовой практики Казахстана сви­детельствует о наличии множества проблем, связанных с реализацией прав и свобод чело­века. В связи с этим возникает вопрос о предо­ставлении гражданам Казахстана возможности обжалования государственных актов в междуна­родных правосудные органы в случаях, когда по мнению заявителя ущемляются права человека. Речь идет о Международном Страсбургском суде по правам человека. Если обратиться к Консти­туции России, то здесь наблюдается такая воз­можность. Так, ст. 46 Основного Закона России гарантирует международно-правовую защиту прав и свобод человека путем обеспечения граж­данам возможности обращаться в случае необхо­димости в межгосударственные правозащитные органы. Следует отметить, что сам факт возмож­ности легального обращения российских граж­дан в Европейский суд оказывает существенное влияние на весь правозащитный антидискри­минационный механизм, заставляя российских правоприменителей считаться с прецедентами Европейского суда по правам человека, создан­ными в ходе рассмотрения дел по защите равно­правия граждан.

Названная проблема получила свое разви­тие в выступлении российского ученого кан­дидата юридических наук Н.В. Варламовой на тему «Практика Европейского суда по правам человека и формирование наднациональной системы защиты прав человека» на Всероссий­ском научно-методологическом семинаре 28-30 июля 2004 г. в г. Санкт-Петербург «Зарубежный опыт и отечественные традиции в российском праве». Отметив, что решения Европейского Суда являются обязательными для государств-участников, Н.И. Варламова обратила внима­ние на то, что вместе с тем эти решения носят «декларативный» характер. Суд ограничивается констатацией нарушения той или иной нормы Конвенции (если таковое установлено) и опре­деляет справедливое возмещение причиненно­го вреда (в форме денежной компенсации). Суд неизменно отказывается удовлетворять требо­вания заявителей обязать государство-ответ­чика предпринять какие-либо конкретные дей­ствия по устранению допущенных нарушений, указывая, что это не входит в его компетенцию. Европейский Суд полагает, что государства в принципе свободны в выборе тех средств, ко­торые будут использоваться ими для выполне­ния своих обязательств, однако эти средства должны находиться в соответствии с выводами, содержащимися в решении Суда. Более того, выбор средств для исполнения решения проис­ходит под контролем Комитета Министров Со­вета Европы, который в силу своих полномочий в рамках Конвенции следит за исполнением решений Суда. Комитет Министров диплома­тическими средствами обеспечивает не только выплату установленной Судом компенсации, но и принятие государством-ответчиком иных мер частного (обеспечивающих восстановле­ние прав заявителя) и общего (по исключению подобных нарушений) характера, необходимых для реализации судебного решения [1].

Ратификация Казахстаном Международных Пактов о правах и свободах человека осенью 2005 г. является основой для создания действи­тельных механизмов защиты прав человека. В этом же плане большое значение имеют измене­ния и дополнения, внесенные в Конституцию 21 мая 2007 г. К примеру, ст. 15 практически отме­нила смертную казнь, закрепив, что данная мера наказания устанавливается законом как исклю­чительная мера наказания за террористические преступления, сопряженные с гибелью людей, а также за особо тяжкие преступления, совер­шенные в военное время, с предоставлением приговоренному права ходатайствовать о поми­ловании. Также соответствует демократическим стандартам ст. 12, которая закрепляет, что арест и содержание под стражей допускаются только в предусмотренных законом случаях и лишь с санкции суда с предоставлением арестованному права обжалования.

Таким образом, в системе защиты прав чело­века в Казахстане можно выделить некоторые проблемы. Отметим проблему недостаточной информированности граждан о праве на бес­платную юридическую помощь, в результате чего в большинстве случаях граждане не знают о своем праве на получение юридической по­мощи. При этом незнание населения о возмож­ности получения такой помощи, в свою оче­редь, обусловлено отсутствием законодательно регламентированного порядка заблаговремен­ного информирования населения органами следствия, дознания, судами и другими госу­дарственными органами. Также необходимо законодательно установить критерии контроля качества юридической помощи, оказываемой как адвокатами, так и частнопрактикующими юристами.

Для предоставления качественной юридичес­кой помощи необходимы научно-исследователь­ские учреждения, изучающие проблемы адвока­туры и осуществляющие разработку методиче­ских рекомендаций по вопросам адвокатской деятельности. Также полагаем необходимым на­личие органа, обеспечивающего централизован­ный анализ дисциплинарной практики коллегий адвокатов и распространение положительного опыта. При этом отмечаем, что отсутствие Ко­декса профессиональной этики адвокатов пре­пятствует повышению ответственности адвока­тов за качество оказываемой ими юридической помощи.

Одной из проблем, оказывающих влияние на качество юридических услуг, является существу­ющая система подготовки юридических кадров, которая слабо адаптирована к новым целям и за­дачам процесса предоставления юридических услуг населению. Другая, не менее важная, при­чина в системе подготовки будущих адвокатов состоит в отсутствии в юридических вузах спе­циалистов и учебных центров, обеспечивающих приобретение и отработку студентами практиче­ских навыков адвокатской деятельности, а также специализации будущих адвокатов по отраслям права.

Необходимо законодательно определить по­нятие «малоимущий» гражданин. Так, не секрет, что сегодня перед законом наиболее уязвимыми являются малоимущие граждане. Практика по­казывает, что оказание юридической помощи малоимущим гражданам не всегда имеет место в республике. Это, в первую очередь, связано со сложной процедурой получения оплаты за пре­доставленные услуги (денег из бюджета иногда приходится ждать месяцами) и минимальными ставками, по которым государство оценивает их труд. Помимо этого, закон не обязывает ад­вокатов этого делать. Так, по мнению извест­ного адвоката в г. Тараз Михаила Орловского: «Бюджетные ставки, выделяемые на государ­ством на оплату услуг по оказанию юридической помощи, являются минимальными, за которые уважающий себя юрист добросовестно работать не станет» [2].

Действующее законодательство не содержит норм, устанавливающих критерии качества юри­дических услуг, оказываемых частнопрактику­ющими юристами и юридическим компаниями, не предусматривает их учет и контроль за дея­тельностью, что создает угрозу эффективной ре­ализации прав и свобод и может причинить вред личности. При этом суды неоднократно выража­ли озабоченность, тем, что последним приходит­ся иметь дело с неквалифицированным предста­вительством при рассмотрении ими дел. Данная ситуация способствует разрастанию коррупци­онной среды, так как не имея должных знаний, опыта и не неся обязанность по соблюдению требований закона и профессиональной этики, такие лица могут быть склонны к использова­нию внеправовых средств, не рискуя при этом понести профессиональную ответственность.

При этом отмечаем, что лица, оказывающие юридические услуги, поставлены в неравное по­ложение с адвокатами, нотариусами и патентны­ми поверенными. Так, если перечисленные лица несут множество обязанностей, лица, не имею­щие статус адвоката, нотариуса, патентного по­веренного, но также оказывающие юридические услуги, никаких требований и условий осущест­вления такой деятельности законодательство не устанавливает.

Более того, действующее законодательство не содержит никаких квалификационных требо­ваний к иностранным юристам, действующим в Республике Казахстан и оказывающим услуги по законодательству Республики Казахстан. Это не только не соответствует интересам общества и государства, но и ставит в невыгодное положе­ние казахстанских юристов, к которым в ино­странных государствах, как правило, предъявля­ются жесткие требования.

Также полагаем необходимым закрепить нор­мативные основы деятельности студенческих юридических клиник в юридических вузах стра­ны и соответственно обязать суды и иные право­охранительные органы сотрудничать с юриди­ческими клиниками. Это будет способствовать качественной подготовке юридических кадров в РК.

 

Литература 

  1. Ромашев Р.А., Ибраева А.С. Зарубежный опыт и отечественные традиции в российском праве. Обзор материалов Всероссийского научно-методологического  семинара 28-30 июля 2004 г. Санкт-Петербург // История го­сударства и права. - М., 2004. - №3. - С.12. 2. Тугел А.К. Вопрос независимости адвокатуры в Казахстане требует детального обсуждения // Материалы международной конференции по вопросам развития института адвокатуры. - Астана, 2009. 21 декабря. - С. 34-38.
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция