К вопросу возникновения экстремизма

Экстремизм в XXI веке отличается планетарным характером, и на сегодняшний день приоритетной задачей всего мирового сообщества является борьба с экстремизмом. В первую очередь, которая будет направлена на предупреждение и пресечение преступлений такого рода. Но чтобы борьба была эффективной и полномаштабной, мы должны знать с чем имеет дело. Для этого, авторами статьи предпринималась попытка изложить краткую и ёмкую историю возникновения и расширения экстремизма, его путь из древности к настоящему времени. Как известно «экстремизм» не имеет однозначного понятия, что существенно осложняет способы ему противодействовать. В связи с этим, авторы постарались раскрыть «экстремизм» как понятие и явление. В статье сущность экстремизма была исследована с точки зрения лингвистики, политики, религиоведения, права, социологии, психологии, и т.д. 

Человeчeство в настоящее врeмя, развивается в целoм динaмично и позитивно, но в то же время сталкивается с рядом трудностей и проблем, часть котoрых носит глобальный хaрaктер. Одной из тaких прoблем являeтся экстрeмизм.

В XXI веке экстрeмизм, переживающий эволюционный подъем, стал оказывать все большее влияние на многие сферы жизни мирового сообщества. Он подрывает стабильность существования в настоящем, и уверенность в завтрашнем дне. Поэтому актуальной задачей стала необходимость раскрытия сущности экстремизма, разработки понятийно-терминологического ряда, который позволил бы определить исторические, социологические, политические, психологические, информационные, силовые и другие аспекты борьбы с данным опасным явлением.

Своими корнями экстремизм как явление уходит вглубь веков, и затрагивает многие сферы жизни человека. Экстремизм известен обществу с тех пор, когда власть над другими людьми стала приносить материальные выгоды и превратилась в предмет страсти отдельных групп лиц, движений и организаций, стремившихся достичь заветной цели любыми путями. При этом экстремистов не останавливали моральные устои, традиции, общепринятые правила поведения или интересы других людей. Цель оправдывала средства, и субъекты, жаждущие власти, не гнушались применять в своей деятельности самые жестокие и крайние меры, включая устрашение, открытое насилие, и даже убийства.

Экстремизм проявлялся в разные исторические времена, в разных государствах, и при любых социальных условиях, даже внешне вроде бы весьма благоприятных. Природа экстремизма зиждется либо на стремлении уничтожить существующую систему государственно-правовых и общественных отношений, либо на стремлении их сохранить в неизменном виде.

Так Великая Римская империя столкнулась с экстремизмом в I веке, когда в Иудее возникла и стала действовать секта сикариев (сика – по-еврейски кинжал или короткий меч), которая уничтожала представителей еврейской знати, сотрудничавшей с римлянами. Империя на какое-то время оказалась бессильной перед кучкой злоумышленников.

В Средние века представители мусульманской секты ассошафинов убивали префектов и калифов. На территориях Ирана, Афганистана и некоторых других стран могущественная секта исмаилитов, использовавшая доведенные до совершенства способы физического устранения неугодных лиц, расправлялась с представителями мусульманской суннитской знати.

Массовые расправы с еретиками в Средние века тоже были проявлением политического и религиозного экстремизма. В данном случае экстремизм использовали правящие круги Западной Европы.

Идеологическое обоснование экстремизм получил в XIX веке. Немецкий радикал Карл Гейнцген провозгласил, что запрет убийства неприменим в политической борьбе и что фактическая ликвидация сотен и тысяч людей может быть оправдана, исходя из «высших интересов человечества». Он был уверен, что с помощью экстремистских акций даже небольшая группа единомышленников сумеет создать хаос в самом сильном государстве [1, с. 41].

Концепция «философии бомбы» Гейнцгена, получила свое развитие в «теории разрушения» Бакунина.

«Революционеры, – считал Бакунин, – должны быть глухи к стенаниям обреченных и не должны идти ни на какие компромиссы». «Теория разрушения» была дополнена доктриной «пропаганды действием», выдвинутой анархистами в 70-е годы XIX века. Сутью ее был отказ от устной агитации и пропаганды в пользу террористических действий, поскольку, по мнению теоретиков анархизма, они могут побудить массы к давлению на правительство и заставить последнее пойти на уступки террористам.

Анархисты считали, что истинный порядок может возникнуть только из хаоса, который невозможен в условиях существования государственного порядка. Во имя порядка государство должно быть разрушено.

Экстремизм возникает в результате адаптации к переменам в международной жизни. Экстремисты, действующие внутри государства, имеют свою, радикально настроенную, религиозную или националистскую идеологию, однако нередко снабжаются и финансируются извне, а внутригосударственные теракты, как мы можем наблюдать, зачастую имеют международные последствия.

Как общественно-политическое явление, экстремизм возник в результате действий определенных политических сил, общественных групп, направленных на распространение насильственным путем собственных взглядов на политическое и социально-экономическое устройство мира. Во время построения «развитого социализма» проблема экстремизма не возникала, поскольку против инакомыслящих государство применяло самые жесткие меры.

Если явление «экстремизм» известно с древних времен, то термин «экстремизм», многовековой истории не имеет. Мы не находим его толкования ни в Толковом словаре русского языка В.И. Даля, ни в Энциклопедическом словаре Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона, хотя определение близкого к экстремизму термина – «терроризм» – в данных словарях приведено.

По мнению С.Н. Фридинского, данный термин стал активно использоваться для обозначения приверженцев к крайним взглядам и мерам с начала ХХ века, какими в тот период считали представителей левого крыла партии «Индийский национальный конгресс», являвшихся последовательными сторонниками борьбы за полную независимость Индии [2, с. 19].

В отечественной политической и научной литературе термин «экстремизм» раскрывается в различных аспектах, но комплексного междисциплинарного подхода к определению этого многогранного явления не существует, что затрудняет понимание его сущности, не дает возможности выработать не только направления совершенствования общественных отношений, но и исследовать тот методологический инструментарий, который способен цивилизованно анализировать данные отношения. Как следствие, возникают затруднения с выработкой научно обоснованных рекомендаций по вскрытию причин и факторов, детерминирующих экстремизм, что в конечном счете снижает эффективность противодействия экстремистской деятельности. Так, С.И. Ожегов и Н.Ю. Шведова дают следующее определение экстремизма: «экстремизм – приверженность к крайним взглядам и мерам (обычно в политике)» [3, с. 942].

В советском энциклопедическом словаре приводится следующее определение термина «экстремизм»:

«приверженность к крайним взглядам, мерам (обычно в политике)» [4, с. 1552].

Согласно определению, содержащемуся в Большой советской энциклопедии, экстремизм – приверженность крайним взглядам, идеям и мерам, направленным на достижение своих целей радикально ориентированными социальными институтами, малыми группами и индивидами [5, с. 19].

В Малой энциклопедии современных знаний экстремизм определяется как «приверженность в политике и идеологии к крайним взглядам и действиям» [6, с. 67].

В политологической литературе приведено определение: «Экстремизм – приверженность в политике и идеях к крайним взглядам и действиям» [7].

В соответствии с Кратким политическим словарем «экстремизм – это приверженность к крайним взглядам и мерам, в политическом смысле означает стремление решать проблемы, достигать поставленных целей с применением самых радикальных методов, включая все виды насилия и террора» [8, с. 275].

В религиоведческом контексте Э.Г. Филимонов рассматривает экстремизм как «приверженность к крайним взглядам и действиям», которая «может иметь место в любой сфере общественной жизни, где сталкиваются различные взгляды и точки зрения на решение тех или иных проблем» [9, с. 90].

Эти взгляды, меры, идеи или действия по своему характеру могут быть политическими, расистскими, националистическими, религиозными, сепаратистскими, криминальными и др.

В.Ю. Верещагин и М.И. Лабунец подчеркивают, что экстремизм – это идеология, предусматривающая принудительное распространение ее принципов, нетерпимость к оппонентам и насильственное их подавление [10, с. 7-8].

Н.Н. Афанасьев раскрывает определение экстремизма как приверженность «к крайним толкованиям» и «методам действий», основанным на нетерпимости к иной точке зрения и жестком противоборстве:

«Экстремизм  есть  изначальное  отрицание  всякого  чувства  меры. Он  оперирует искаженными, деформированными представлениями о действительности, по крайней мере, в той ее части, где пытается реализовать свои цели, как ближайшие, так и более отдаленные. В языке это выражается в крайности суждений, безапелляционности, категоричности. В практической деятельности это неизбежно приводит к насилию» [11, с. 230-234].

Согласно приведенным определениям, экстремизм в основном понимается как идеология, предписывающая принудительное навязывание ее принципов, нетерпимость к мнению, отличному от диктуемого этой идеологией, и оправдывающая подавление идеологических противников.

Идеология экстремизма – это идеология нетерпимости к оппонентам, оправдывающая их насильственное подавление, предполагающая существование врага в лице инакомыслящих граждан, признающая лишь собственную монополию на истину независимо от правовых установок. Поэтому экстремистская деятельность практически всегда – деятельность антиконституционная.

Приведенные выше определения раскрывают сущность экстремизма исключительно как политического феномена, но не раскрывают правовой природы данного явления. В то же время, учитывая, что в рассмотренных определениях заложена конфликтогенность данного явления, его определение должно содержать характеристики противоправного характера экстремистских деяний.

Исходя из этих соображений, С.Н. Фридинский рассматривает экстремизм как «деятельность общественных, политических и религиозных объединений либо иных организаций, средств массовой информации, физических лиц по планированию, организации, подготовке, финансированию или иному содействию ее осуществлению, в том числе путем предоставления финансовых средств, недвижимости, учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной, факсимильной и иных видов связи, информационных услуг или материально-технических средств, а также совершение действий, направленных на установление единственной идеологии в качестве государственной; на возбуждение социальной, имущественной, расовой, национальной или религиозной розни, унижение национального достоинства; на отрицание абсолютной ценности прав человека; на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности государства и подрыв безопасности, а равно публичные призывы, к осуществлению указанной деятельности или совершению таких действий» [12, с. 8].

Учитывая изложенное, экстремизм можно определить как действия, а также выраженные публично идеи, угрозы и намерения, нарушающие установленные законом права и свободы граждан, общепринятые нормы национальных, конфессиональных и иных общественных отношений, установленный порядок деятельности органов власти.

Весьма важным представляется замечание В.Ю. Верещагина о том, что «юридическая оценка правонарушений экстремистского характера приобретает мировоззренческий аспект, поскольку базируется не только на нормативно-правовых актах, но и касается правосознания работников правоохранительных органов, его традиционных или инновационных предпочтений» [13, с. 12-13].

В то же время анализ правовых характеристик экстремизма показывает, что из них выпадает отмеченный нами ранее идеологический аспект, что недопустимо, так как экстремистская деятельность, выходящая за рамки действующего законодательства, прежде всего, является следствием экстремистской идеологии (идеи) – системы крайних воззрений, реализация установок которой ведет к совершению противоправных деяний.

Поэтому можно согласиться с формулировкой, приведенной в «Докладе о целях и средствах противодействия политическому экстремизму», где под экстремизмом понимается деятельность по распространению таких течений, доктрин, которые направлены на ликвидацию самой возможности легального плюрализма, свободного обмена взглядами; на установление единственной идеологии в качестве государственной; на разделение людей по классовому, имущественному, расовому, национальному или религиозному признакам; на отрицание абсолютной ценности прав человека [14, с. 10]. Таким образом, экстремизм – это следование политических партий, религиозных организаций, групп и отдельных граждан идеологии, содержащей идеи, угрозы и намерения, нарушающие установленные законом права и свободы граждан, общепринятые нормы национальных, конфессиональных и иных общественных отношений, установленный порядок деятельности органов власти, ведущей к совершению этими политическими партиями, религиозными организациями, группами и отдельными гражданами противоправных деяний, нарушающих права и законные интересы личности, общества, государства.

Зачастую экстремизм отождествляют с радикализмом. Однако представляется, что «радикализм» – понятие, взятое из политологии, более широкое, чем понятие «экстремизм».

Так, С.И. Ожегов и Н.Ю. Шведова определяют радикализм как: «1. Политическое течение, ориентирующееся на проведение демократических реформ в рамках существующего строя. 2. Решительный образ действий» [3, с. 659]. Из приведенного определения следует, что радикализм не всегда подразумевает насилие, а экстремизм характеризуется насильственными средствами и методами достижения поставленных целей. Поэтому можно утверждать, что экстремизм – это крайний радикализм, который ориентируется на радикальные идеи и цели, достигаемые силовыми, негуманными, противоправными методами и средствами.

Практически во всех формулировках сущности экстремизма присутствует определение «крайний»: «крайний радикализм», «крайние взгляды», «крайняя деятельность», «крайние меры» и др. Естественно, возникает вопрос, какие меры, взгляды и действия могут быть определены, как «крайние»? В.И. Даль указывает, что «крайний» – на краю находящийся, последний, конечный, предельный… достигший последней степени, чрезмерный [15, с. 468]. В преломлении к рассматриваемой проблеме, к крайним взглядам, действиям и мерам, по-видимому, можно отнести те, которые выходят за пределы нравственных норм и действующего законодательства. Последнее снова возвращает нас к необходимости исследовать сущность экстремизма с позиций права.

Резюмируя вышеизложенное, явление экстремизма отличается массовостью, устанавливает своей целью радикальные изменения в общественной системе. Решение проблем экстремизма требует куда более глубоких изменений, нежели просто дополнение или модификация существующей нормативноправовой базы.

Экстремизм требует комплексного подхода как в теоретическом постижении, так и в практике противодействия ему. На сегодняшний момент необходим пересмотр и обновление не только материальной и экономической базы общества, но и системы ценностных установок, формирование нового мышления, свежее осмысление существующих философских и религиозных концепций и т.д.

 

 

  1. См.: Авцинова Г.И. Экстремизм политический // Политическая энциклопедия – М.: Мысль, 1999. – 701 с.; Грачев
  2. Фридинский С.Н. Экстремизм как угроза национальной безопасности // Современные проблемы совершенствования законодательного обеспечения глобальной и национальной безопасности, эффективного противодействия международному терроризму. Ростов н/Д,
  3. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.,
  4. Советский энциклопедический словарь. М.,
  5. Большая советская энциклопедия. 3-е изд. М., Т. 30.
  6. Малая энциклопедия современных знаний. 2-е изд., перераб.: В 2 т. М.; Харьков, Т. 1.
  7. Политология: Краткий энциклопедический словарь-справочник. Ростов н/Д; М.,
  8. Краткий политический словарь. М.,
  9. Филимонов Э.Г. Христианское сектантство и проблемы атеистической работы. Киев,
  10. Верещагин В.Ю., Лабунец М.И. Политический экстремизм: этнонациональная институционализация и регионализация. Ростов н/Д,
  11. Афанасьев Н.Н. Идеология терроризма // Социально-гуманитарные знания. № 1.
  12. Фридинский С.Н. Борьба с экстремизмом (уголовно-правовой и криминологический аспекты): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д,
  13. Верещагин В.Ю. Политический и религиозный экстремизм: размышления по поводу // Юристъправоведъ’98. Ростов н/Д,
  14. Доклад о целях и средствах противодействия политическому экстремизму в России. М.,
  15. Иллюстрированный толковый словарь русского языка / Сост. В.И. Даль. М.,
Год: 2016
Город: Алматы