Проблемы правового государства в постсоветской юридической науке: некоторые аспекты

В статье показаны некоторые особенности формирования и развития политико-правовых мыслей о правовом государстве. В частности, автор рассматривает идеи некоторых видных философов антич­ности, а также представителей казахстанской и русской политико-правовой мысли конца XIX - нача­ла XXI в., внесших определенный вклад в развитие теории правового государства на постсоветском пространстве. Автор отмечает, что правовое государство включает в себя весь комплекс институтов, связанных с воплощением в Основном Законе государства системы высших правовых ценностей, при­знание и обеспечение прав и свобод человека, закрепление основ демократической организации сис­темы власти и социального согласия.

Право и государство тесно связаны между собой. Государство применяет право во всех сферах своей каждодневной деятельности. В свою очередь, нормы права санкционируются государством. Что касается правового государства, то это особенный тип взаимоотношений государства и права. Чтобы лучше осмыслить значение понятия «правовое государство», можно обратиться к истокам, первопричинам возникновения данного феномена.

О правовом государстве и его принципах в философии древности

Первые политико-правовые мысли о правовом государстве как о государственном устройстве, осуществляющем деятельность на основе норм права, стали появляться еще в Древнем мире. Суще­ственное влияние на развитие теоретических представлений и практики формирования зачатков пра­вовой государственности были оказаны посредством политико-правовых мыслей и институтов Древ­ней Греции и Рима. Мысль о важности объединения силы и права в Афинском государстве высказы­вал древнегреческий архонт Солон, который являлся одним из семи видных греческих мудрецов.

Основное направление поиска таких философов античности, как Сократ, Платон, Демокрит, Аристотель и другие связано с устремлением к более справедливым и совершенным формам общест­венной жизни. Древние мыслители последовательно отстаивали идеи о том, что государственность вообще существует лишь там, где правят справедливые законы. Они пытались найти такое соотно­шение между государственной властью и правом, которое бы привело к гармоничному функциони­рованию общества, где закон обязателен как для людей, так и для государства.

«По Аристотелю, — пишет С.Ф.Ударцев, — правда, справедливость выше закона, который есть попытка применения справедливости к отдельным случаям. Справедливость универсальна и неиз­менно совершенна. Поэтому не надо абсолютизировать применение закона, наоборот, когда необхо­димо — следует обращаться к справедливости вообще, устраняя неудачные случаи приближения к ней в несправедливых законах» [1; 9].

Наряду с Аристотелем, одним из видных философов, рассуждавших об основах правового госу­дарства, является древнегреческий мыслитель Сократ. А.Д.Адамбекова описывает взгляды Сократа следующим образом: «Сторонник демократии греческий мыслитель Сократ (436-338 гг. до н.э.) об­суждал вопрос о соотношении количества и качества законов с их соблюдением и роли в этом нрав­ственных регуляторов и воспитания. Он приходил к выводу, что соблюдение законов зависит не от их количества и совершенства, а прежде всего от воспитания граждан. «...Добродетель возрастает не на основании законов, а путем ежедневных упражнений, — писал он, — большинство людей воспри­нимает те нравы и обычаи, в которых каждый из них воспитан. Многочисленные и точно составлен­ные законы служат признаком плохой организации города; только чтобы ставить преграды преступ­лениям, вынужден город создавать многочисленные законы» [2; 33, 34].

Один из древних подходов к определению государства через связь его с правом можно найти в трудах Цицерона. В труде «О государстве» он отметил, что государство (res publica) есть результат деятельности народа как «соединения многих людей, связанных между собой согласием в вопросах права и общностью интересов» [3; 197]. «Что есть государство? Чьим достоянием оно является?» — спрашивал Цицерон. И сам же пытался дать ответ: достоянием народа, понимаемым не как «любое соединение людей, собранных вместе каким бы то ни было образом», а как «соединение многих лю­дей, связанных вместе между собою согласием в вопросах права и общностью интересов». Государ­ство, отмечал Цицерон, с точки зрения его взаимодействия с правом проявляет себя как «общий пра­вопорядок». Что касается права, то он его отожествлял с разумом и справедливостью. Цицерон был убежденным сторонником естественного права. Он считал, что права и свободы человека не устанав­ливаются и не даруются кем-то и по чьему бы то ни было велению или желанию, а принадлежат ему с рождения. Используя понятие «истинного закона», Цицерон рассуждал о нем как о «разумном по­ложении, соответствующее природе, распространяющееся на всех людей, постоянное, вечное, кото­рое призывает к исполнению долга приказывая; запрещая, от преступления отпугивает...» [4; 418]. Ценным в плане развития идей, составивших впоследствии базис теории правового государства, служит сформулированный Цицероном принцип, согласно которому «под действие закона должны подпадать все», а не только «избранные граждане». Ценным является сформулированное им положе­ние, согласно которому всякий закон должен «кое в чем убеждать, а не ко всему принуждать силой и угрозами». Также Цицерон призывал к борьбе за свободу и справедливость, к «законосообразности», человеколюбию, гуманистическому отношению государственной власти как к свободным гражданам, так и к рабам [5; 139].

В естественно-правовой концепции Сенеки божественный по своему характеру «закон судьбы» играет роль того права, которому подчинены все человеческие правила, в том числе государство и законы. Естественное право Сенеки здесь является и природным фактом, и необходимым императи­вом разума. Разум, как факт и норма природного порядка, присутствует и в человеческом мире как части мирового целого. Не противоречие человеческих отношений божественному началу основыва­ется на разуме: человеческий разум является частью божественного духа. Весь мир, по мнению Сене­ки, — государство со своим правом, признание которых — вещь необходимая и разумная. Граждана­ми этого государства являются все люди, хотят они этого или не хотят. Если же говорить об отдель­ных государственных образованиях, то они появляются случайно и не представляют какой-либо цен­ности для всего человеческого рода. Они лишь значимы для ограниченного числа людей. Разумность и понимание «закона судьбы» (божественного духа, естественного права) проявляются в том, чтобы, противодействуя случайной принадлежности к какому-либо «малому государству», признать важ­ность всемирных законов и следовать им [6; 507].

Одним из ярких представителей политико-правовой мысли Древнего Востока был Конфуций. Согласно философии Конфуция, право должно основываться на нравственности. Именно совершен­ствование нравственности служит в качестве лучшей дороги к высокому правосознанию, а значит, добровольному соблюдению людьми законодательства. Конфуций считает, что если человек с детст­ва воспитывается уважать социальные нормы и обычаи, то необходимость в государственной охране законов будет сведена к минимуму. «Основы права, по Конфуцию, должны укрепляться и защищать­ся, прежде всего, путем усвоения людьми нравственных норм, ритуала и этикета и обеспечиваться всей системой сложившихся устойчивых и справедливых общественных отношений» [7; 50].

Похожие мысли были и у других римских стоиков: у Эпиктета — раба, отпущенного на волю, и императора — Марка Аврелий Антонина.

Эпиктет отмечал важность личного нравственного совершенствования и прилежного исполне­ния той роли, которая определена каждому его судьбой. Его философия выделяется критикой богат­ства и осуждением рабства. Он считал, что рабство является безнравственным. «Чего не желаешь се­бе, не желай и другим, — поучал Эпиктет, — тебе не нравится быть рабом — не обращай и других в рабство. Раз ты не можешь обойтись без услуг рабов, ты, прежде всего, сам раб, — как не уживают­ся друг с другом добродетель и порок, так и свобода и рабство» [8; 15].

Марк Аврелий развивал идею «представления о государстве с равным для всех законом, управ­ляемом согласно равенству и равноправию всех, и царстве, превыше всего чтящем свободу поддан­ных» [6; 519]. В труде «К самому себе» он рассуждает, что в силу общего всем людям духовного на­чала все мы — разумные существа. «Если это так, — рассуждал император-стоик, — то и разум, по­велевающий, что делать и чего не делать, тоже будет общим; если так, то и закон общий; если так, то мы граждане. Следовательно, мы причастны какому-нибудь гражданскому устройству, а мир подобен Граду. Ибо кто мог бы указать на какое-нибудь другое общее устройство, которому был бы причас­тен весь род человеческий? Отсюда-то, из этого Града, и духовное начало в нас, и разумное, и закон» [6; 520]. В.С.Нерсесянц пишет: «Дух целого, полагал Марк Аврелий, требует общения, но не хаоти­ческого, а соответствующего стройному порядку мира. Отсюда вытекает и повсеместное в мире «подчинение и соподчинение», а среди людей («наиболее совершенных существ») — «единомыс­лие», достижению чего и служит стоическая философия. Некоторые идеи греческих и римских стои­ков (в частности, отстаиваемый ими индивидуализм, а также естественно-правовые положения) ока­зали влияние на взгляды римских юристов» [9; 88].

К числу наиболее известных юристов периода ранней империи принадлежали Папиниан, Гай, Павел, Модестин и Ульпиан. Дигесты Юстиниана содержат пространные выдержки из написанных ими сочинений.

Понятие права юристы понимали, подобно Цицерону, как стоическую идею мирового, общего закона природы. Согласно мнению Цельса, с которым соглашаются многие римские юристы, право — это искусство добра и справедливости (ars boni et aequi) [10; 83]. Правосудие, уточнял Ульпиан, есть «познание божественных и человеческих дел, наука о справедливом и несправедливом» [10; 17].

Из изложенного выше следует, что юристы в то время пока не разделяли право и нравствен­ность. Подобно другим последователям стоицизма, они принимали за источник права мировой боже­ственный разум.

В структуре права Римской империи юристы делили право на две части: публичное и частное. Частное право, в свою очередь, составляли право народов (ius gentium) и право граждан (ius civile). Философской основой права народов было естественное право (ius naturale) [11]. Естественное право, по рассуждениям римских юристов, распространяется как на людей, так и на животных. К нему отно­сятся брак, создание семьи, а также воспитание детей. В соответствии с концепцией естественного права все рождаются свободными. Важно отметить, что право народов было адаптировано к практи­ке, поэтому философские принципы естественного права не всегда соблюдались [11]. К праву наро­дов относятся правила, определенные мировым разумом для людей. Римляне используют такое право в своих отношениях с соседними государствами и покоренными народами. Правом народов считают­ся ведение войны, рабство, международная торговля, основание царств и другие определения. Ци­вильное право, или право граждан, регулирует отношения возникающие в среде свободных римлян. Цивильное право, как указывал Гай, является «собственным правом государства». Источниками дан­ного права, по мнению Папиниана, являются решения плебеев, законы, декреты принцепса, поста­новления сената и «мнения мудрых» [12; 17].

По нашему мнению, такая классификация на права народов и права граждан, существовавшая в римской юриспруденции, имела своей целью оправдание рабства, агрессивных войн, а также нера­венства покоренных народов по отношению к римлянам.

С.Ф.Ударцев считает: «Несколько иное определение естественному праву давал юрист Павел: естественное право — то, что всегда является справедливым и добрым». Римский юрист Гай к есте­ственному праву относил установления «естественного разума», являющиеся общими для всех лю­дей. Такие их широкие по смыслу трактовки, видимо, давали потенциально большие возможности рассматривать естественное право и как основу деятельности государства» [1; 9].

Таким образом, можно отметить, что недостаточно оформленные мысли о правовом государстве появились уже в античном мире, а теоретическое развитие концепции и доктрины правового государ­ства происходило при переходе от феодализма к капитализму и в последующий период.

Некоторые идеи о правовом государстве в русской политико-правовой мысли А.И.Радищев, Н.Г.Чернышевский, П.И.Пестель, Н.М.Муравьев, Д.И.Писарев, А.И.Герцен и не­которые другие мыслители являются одними из видных представителей русской политико-правовой мысли, в трудах которых развивались идеи соблюдения закона и его обязательности для всех.

Юристы предоктябрьского периода создали фундамент российской доктрины правового госу­дарства. Ими являлись Г.Ф.Шершеневич, С.А.Котляревский, Н.М.Коркунов, С.А.Муромцев, П.И.Новгородцев, Б.Н.Чичерин и другие. Большинство из них являлись представителями либераль­ной мысли. Сторонники либеральной мысли России во второй половине XIX в. стремились преобра­зовать Российскую империю на лад европейского развития.

Права и свободы личности, политический плюрализм, светская форма общества, общее избира­тельное право, парламент, правовое государство и верховенство закона в тот момент были основны­ми идеями либеральных доктрин.

Наиболее яркой фигурой либеральных мыслителей того времени является Б.Н.Чичерин. Он был обладателем необычайной широты научных интересов, поэтому некоторые его работы в области пра­ва до сих пор актуальны. Б. Н.Чичерин считал, что в реализации общественных преобразований госу­дарство обладает приоритетом и выступал за парламентский и конституционный строй. Полагая, что право определяет область свободы человека, Чичерин придерживался взглядов, что начала права сле­дуют из природы человеческой личности и регулируют взаимные отношения свободы разумных су­ществ. Подобно нравственности — это начало формальное. Его содержание определяется экономиче­скими отношениями. Эти отношения, в свою очередь, только тогда держатся на твердой почве, когда ограничиваются обязательными определениями права. Тут есть взаимодействие, в котором право вы­ступает господствующим началом, так как устанавливает общеобязательные формы.

Еще одним видным представителем либерального правоведения и социологической школы пра­ва являлся С. А.Муромцев. Он представлял под правом правовой порядок, который считается сово­купностью субъективных прав, надежно защищающих систему и структуру существующих общест­венных отношений. Согласно своей теории социальной защиты, С.А.Муромцев был сторонником то­го, что юридическая защита есть основное отличительное свойство права. Она защищает фактиче­ские отношения от произвола. Юридические нормы формируют важнейший фактор правопорядка, так как выступают векторами действия органов и лиц, которым доверено осуществлять юридическую защиту отношений: суда, административных властей, субъектов гражданских прав. Но полномочия власти, определяющие нормы, не могут быть абсолютными. Они выполняют свою функцию совмест­но с другими институтами, которые соответственно, оказывают влияние на формирование правового порядка.

В. Гессен в посвященной правовому государству работе попытался раскрыть сущность государ­ственности такого типа и ее основные отличительные черты. В соответствии со взглядами этого из­вестного ученого, государство через законы обязывает и связывает не только подчиненных ему граж­дан, но также (посредственно или непосредственно) и само себя. Закон налагает определенные обя­занности на граждан, предоставляя некоторые права правительству; но одновременно закон налагает определенные обязанности на государство, предоставляя гражданам права. «Государство, в лице своей правительственной власти, так же подчинено закону, как каждый, в отдельности, гражданин», [13; 117] — считал Гессен. По мнению Гессена, этот принцип реализуем только при условии обособ­ления власти, другими словами, только в условиях конституционного государственного строя.

Хотелось бы отметить, что в советской государственно-правовой науке идея правового государ­ства принималась за буржуазную концепцию. После развала социалистической системы и в период перестройки наблюдались серьезные изменения во взглядах на государство и право, наметились но­вые взгляды на оценку их роли и места в политической системе общества.

После «раскрытия железного занавеса» в российской политико-правовой мысли идеи правового государства испытали на себе влияние международного права, например, по мнению М.Н.Марченко, «правовое государство и его теория не могут и не должны хотя бы в малейшей мере игнорировать требования международного права, отражающие и защищающие в том числе и его национальные ценности и интересы» [14; 9].

Общеизвестным является факт, что базисом в процессе создания правового государства высту­пает гражданское общество. В связи с этим интересно мнение известного российского ученого-юриста Ф.Н.Раянова, который считает, что формирует правовое государство прежде всего «государст-вообразующий народ», который является носителем суверенитета и главным источником власти [15].

B.C/Нерсесянц полагает, что состояние экономического развития государства напрямую связано с его типом. Например, в соответствии с его суждением, «классическое правовое государство как идеальный тип соответствует развитому индустриальному обществу» [16; 637]. Мысли С.А.Комарова о правовом государстве также имеют похожий «экономический» оттенок. По его мнению, правовое государство — «это государство, устранившее эксплуатацию человека человеком» [17; 163, 164].

Таким образом, в российской политико-правовой мысли о правовом государстве в постсовет­скую эпоху явно заметно влияние новых условий, в которых оказалась Россия. Международное пра­во, принципы рыночной экономики и капитализма внесли свои коррективы в идеи о том, каким должно быть российское правовое государство.

Подытоживая, хотелось бы процитировать Н. В. Мамитову, которая, на наш взгляд, наиболее точно сформулировала подход к правовому государству российских ученых:

«Большинство ученых (российских. — Ж.Т.) сходятся на том мнении, что правовое государст­во — это не нравственный идеал, а вполне самостоятельное юридическое понятие. Правовое государ­ство должно строиться на двух основных принципах:

  1. Наиболее полное обеспечение прав и свобод человека и гражданина, создание для личности режима правового стимулирования.
  2. Наиболее последовательное связывание с помощью права государственной власти, формиро­вание для государственных структур режима правового ограничения» [18; 15].

На основании научного потенциала прошлого и настоящего, опыта построения и деятельности правового государства в современных демократических и развитых государствах отечественная нау­ка о государстве и праве, а также политико-правовая мысль очертили контуры казахстанского право­вого государства в нашем многонациональном обществе.

Некоторые идеи о правовом государстве в казахстанской политико-правовой мысли

Научное изучение понятия «правовое государство» в нашей республике началось до провозгла­шения независимости Республики Казахстан.

В казахстанской юридической науке на заре независимости над темой правового государства ра­ботали такие видные ученые, как С.С.Сартаев, Ю.Г.Басин, М.Т.Баймаханов, С.Ф.Ударцев, М.А.Сар-сембаев, В.А.Малиновский, Л.М.Вайсберг и другие.

Одним из первых казахстанских исследователей, изучавших феномен правового государства, яв­ляется С.Ф.Ударцев. Концепцию правового государства ученый описывает следующим образом: «Концепция правового государства исходит из «связанности», определенности деятельности госу­дарства не любым правом, а правом определенного качества (не всякое государство, соблюдающее законы, является правовым). Правовое государство предполагает новый уровень права, иное соотно­шение различных видов нормативных юридических актов (верховенство закона), более точное и тон­кое «выявление», «фиксацию» права законодательством, надежное регулирование правом в интере­сах общества, структуры, функций и оптимальных пределов деятельности государства, а также соз­дание юридических гарантий против различных негативных явлений в государственном аппарате (коррупции, злоупотреблении властью и т.д.). Правовому государству соответствует право, принци­пы которого дополняются основополагающими идеями о разрешенности всего, что не запрещено за­коном, и о взаимной ответственности физических, юридических лиц и государства» [19; 32].

Казахстанские ученые отмечают важность демократизации общества на пути построения право­вого государства. В частности, В. А.Малиновский пишет: «Демократизация, повсеместное внедрение принципов, структур и форм самоуправления представляют собой в нашей стране как раз тот фунда­мент, на котором только и можно сформировать правовое государство» [20; 45].

Приверженцем первичности демократизации является также Э.Сапарбекова: «... демократия есть основа правового государства, суть демократического принципа заключается в создании условий для полноценного участия граждан в управлении делами государства и привитии гражданам навыков политической работы и чувства ответственности за свои действия» [21; 193].

Другие казахстанские ученые, З.К.Аюпова и С.Н.Сабикенов, считают, что «демократическим правовым государством является государство, признающее, обеспечивающее и охраняющее (гаран­тирующее) права и свободы человека, гражданина; государство, основанное на принципе разделения властей, демократически образуемых, функционирующих в режиме строгого и неуклонного соблю­дения законности в условиях развитой, стройной правовой системы и высокого правового сознания граждан, при верховенстве Конституции и других законов» [22; 148].

Очень интересна мысль о роли демократии в правовом государстве А.У.Бейсеновой: «Построе­ние правового государства необходимо начать с восстановления изначальной сути права, его роли в обществе, с возвращения ему демократических традиций. Суть правопонимания в правовом госу­дарстве состоит в том, что право и власть исходят от народа, истинным создателем права является демократическое общество, а государство осуществляет необходимые действия по изданию правовых актов и их реализации. Государство не создает законы, а издает их, выполняя волю народа в лице Верховного Совета. Правовому государству нельзя приписывать роль законодателя. Государство — лишь механизм реализации закона, оно их не порождает, как кажется на первый взгляд, поскольку Совет — орган государственной власти. Да и вообще, право ведь несводимо к закону. Право — твор­чество масс, а закон — одна из его форм, санкционированная государством. Вот когда функциональ­ная связь между правом, государством и народом не нарушена, законы носят правовой характер, ре­жим законности совпадает с объективно требуемым правопорядком, суды осуществляют законное правосудие, а государственная политика приобретает прочную правовую основу» [23; 34, 35].

Ю.Г.Басин придает большое значение наличию у правового государства следующих свойств:

а) соответствие всех законов положениям Конституции;

б) безусловное верховенство закона над все­ми подзаконными актами;

в) верховенство актов высших органов над актами органов подчиненных;

г) непосредственное действие актов без их дублирования, изложения или иных форм доведения по вертикальным каналам до исполнителей [24; 58-89].

По М. Г. Шайгалиеву, в правовом государстве положениям концепции легизма тоже есть место. Он считает, что эффективное проведение правовой реформы всегда связано с возрастанием роли за­конов в деятельности государства. Следовательно, одной из задач проводимой в Казахстане правовой реформы является законодательное закрепление принципов, обеспечивающих верховенство закона. Республика Казахстан, провозглашая себя демократическим и правовым государством, проявила приверженность принципу верховенства Конституции. Механизм конституционного регулирования стоит над всеми ветвями власти, определяя правовые границы властных полномочий. Анализ Основ­ного Закона страны показывает, что идея верховенства пронизывает все содержание Конституции Республики Казахстан [25; 39].

Ж. Д. Бусурманов считает: «Оно (правовое государство. — Ж.Т.) чувствительно к таким понятиям и принципам, как законодательно-ограничительные меры, пределы, границы, которые носят универ­сальный и интернализированный характер и которыми руководствуются все субъекты права. В таком государстве право всеми уважается и соблюдается потому, что право — носитель идей справедливо­сти и гуманности, оно выражает меру свободы» [26; 217].

Некоторые казахстанские ученые считают, что правовое государство — это такое государство, где наряду с развитой правовой системой и эффективной судебной властью также существует соци­альный контроль над политикой и государственными органами [27; 62].

По мнению других представителей казахстанской науки, важным признаком правового государ­ства является непосредственно действенный механизм реализации прав и свобод человека. Напри­мер, по мнению М.А.Шакенова, одним из основных ценностей правового государства выступает «высокий уровень эффективности правового регулирования» [28; 19]. Схожего мнения придержива­ется А. К. Нуржанова — «. правовое государство характеризуется не столько формальным закрепле­нием тех или иных принципов (формальное равенство), сколько созданием конкретных правовых ме­ханизмов, обеспечивающих баланс публичного и частного интересов, приближающих человека, гра­жданина к фактической реализации максимума правовых возможностей наравне с другими индиви­дами, предоставляя менее защищенным категориям субъектов правовую и социальную защиту со стороны государства» [29; 96].

То, что реализация такого принципа правового государства, как верховенство закона является важным и для экономического развития, подчеркивает В.А.Жакенов. Он отмечает, что над произво­дителем должна стоять со стороны государства лишь одна сила — закон. Тогда производитель будет чувствовать себя в большей безопасности [30; 66]. Согласно Б.Д.Исееву: «Экономическая основа правового государства — это производственные отношения, базирующиеся на равноправных и в одинаковой мере защищенных юридически формах собственности: государственной, коллективной, частной акционерной, кооперативной и других» [31; 67].

Считаем актуальным определение, которое дал правовому государству видный казахстанский ученый А.А.Матюхин: «Нынешнее понимание правового государства — это не совсем то, что было в начале становления правового государства, как защищающего при помощи закона определенные интересы, тем более что первоначально правовое государство выступает как полицейское государст­во. Оно возникает как государство, обеспечивающее прежде всего защиту частной собственности, которая объявляется священной и неприкосновенной. Только позднее, после работ достаточно боль­шого количества мыслителей, мы можем реально утверждать об изменении ориентиров понимания правового государства как основного инструмента, средства и формы защиты прав, свобод и интере­сов личности. Правовое государство в современных условиях рассматривается и как социально ори­ентированное или социальное государство» [32; 134, 135].

Заключение

Подытоживая изложенное выше, можно отметить, что большинство ученых-юристов сходятся во мнении, что в правовом государстве не человек создан для государства, а государство для челове­ка, — таков главный принцип их отношений.

Приоритет человека перед государством позволяет осознать место человека в гражданском об­ществе. Это место не определяется государством, оно неотъемлемо принадлежит человеку и реализу­ется в меру его способностей и инициативы. Гражданское общество тем и отличается от общества тоталитарного типа, что оно развивается на основе саморегулирования, т.е. не принуждается к то­тальной регламентации со стороны государства. Правовое государство регулирует поведение челове­ка только в определенной мере — так, чтобы не затронуть его свободу и обеспечить общественные интересы.

Обязанность государства соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина состо­ит в создании условий для их реализации и механизма для их защиты. Обеспечение таких условий и защита прав и свобод человека и гражданина входят в функции всех органов государственной власти и органов местного самоуправления.

В правовом государстве все ветви власти, все звенья государственного механизма служат глав­ной цели — обеспечиванию прав и свобод человека и гражданина. Во всех случаях их столкновения с принципом целесообразности при решении того или иного вопроса приоритет должен отдаваться правам и свободам человека.

Поэтому эффективное развитие человеческих ресурсов и, как следствие этого, устойчивая кон­курентоспособная экономика могут иметь место только в правовом государстве.

Правовое государство включает в себя весь комплекс институтов, связанных с воплощением в Основном Законе государства системы высших правовых ценностей, признание и обеспечение прав и свобод человека, закрепление демократической организации системы власти, социального согласия.

На заре независимости Концепция правового государства была принята нашей страной как док­трина, на которой основывается государственное устройство. Она послужила толчком к прогрессив­ному направлению в развитии страны, к формированию конкурентоспособного государства. Векторы экономического и политического развития Республики Казахстан были определены в соответствии с Концепцией правового государства.

Дальнейшее совершенствование Концепции правового государства в Республике Казахстан от­ражено в Стратегии «Казахстан-2050». Она интегративна — объединяет наиболее оптимальные эко­номические, политические и гуманистические положения. Реализация Концепции правового государ­ства позволяет сформировать сильное государство и устойчивую экономику. 

 

Список литературы

  1. Ударцев С.Ф. Правовое государство: смысловые грани доктрины (из истории философии права) // Науч. тр. ВШП «Адилет». — 2001. — № 1. — С. 9.
  2. Адамбекова А.Д. О природе права и правового государства // Вестн. КазНУ им. аль-Фараби. — 2010. — № 3. —С. 33-34.
  3. Протасов В.Н. Теория права и государства. Проблемы теории государства и права. Вопросы и ответы — М.: Новый Юрист, 1999. — 240
  4. МарченкоМ.Н. Теория государства и права. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Проспект, 2004. — 640 с.
  5. Цицерон. Диалоги. О государстве. О законах. — М.: Наука, 1966. — 386 с.
  6. Антология мировой философии. — М.: Мысль, 1969. — Т. 1, Ч. 1. — 936 с.
  7. Ударцев С.Ф. Древнейшие теоретические и практические модели защиты основ права // МатериалыI Междунар. Иссык-Кульского юрид. форума. — Бишкек: Кыргызская гос. юрид. акад. при Правительстве Кыргызской Республики,— С. 50.
  8. Афоризмы Эпиктета: Пер. с гр. В.Г.Алексеева. — СПб., 1891. — 71 с.
  9. НерсесянцВ.С. История политических и правовых учений. — М.: Изд. группа НОРМА-ИНФРА, 1998. — 736 с.
  10. Дигесты Юстиниана. — М.: Статут, 2002. — Т. 1. — 584 с.
  11. Безбородов Ю.С. Истоки международного права. От jus naturaleк jus gentium // [ЭР]. Электронная юридическая биб­лиотека «ЮристЛиб». Режим доступа:http://www.juristlib.ru/bookhtmi
  12. Лейст О.Э. История политических и правовых учений. — М.: Зерцало, 2000. — 688 с.
  13. Енгибарян Р.В. Теория государства и права. — М.: Юрист, 1999. — 261 с.
  14. Марченко М.Н. Теория правового государства в системе других государственно-правовых теорий // Государство и право. — 2011. — № 8. — С. 14-22.
  15. Раянов Ф.М. Теоретические и практические проблемы формирования правового государства в России // [ЭР]. Право­вое государство: теория и практика. — 2010. — № 2(20). Режим доступа:http://www.pravgos.ru/index.php?option=com_ con-tent&view= article&id=254:2013-06-03-06-05-08&catid=60:2011-08-11-08-13-28&Itemid=67
  16. Нерсесянц В.С. Проблемы общей теории права и государства. — М.: Норма-Инфа. М, 1999. — 832 с.
  17. Комаров С.А. Общая теория государства и права. — СПб.: Юрид. центр «Пресс», 2001. — 352 с.
  18. Мамитова Н.В. Соотношение правового и конституционного государства в теоретических концепциях РоссииXXвека // История государства и права. — 2002. — № 3. — С. 13-15.
  19. Ударцев С. Ф. Правопонимание и формирование правового государства (к проблеме эволюции государства) // Извес­тия АН КазССР. — Сер. общественных наук. — 1989. — № 5. — С. 32.
  20. Малиновский В.А. Правовое государство и непосредственная демократия // Известия АН КазССР. Сер. общественных наук. — 1989. — № 5. — С. 45.
  21. Сапарбекова Э. Демократия и правовое государство // Вестн. КазНУ им. аль-Фараби. — 2008. — № 1. — С. 193.
  22. Ибраева А.С. Идея правового государства как новая парадигма цивилизованного общества // Вестн. КазНУ им. аль-Фараби. — 2000. — № 2. — С. 148.
  23. БайсеноваА.У. Правовое государство: власть, государство, право // Известия АН КазССР. Сер. общественных наук.— № 5. — С. 34-35.
  24. Басин Ю.Г. Реализация концепции правового государства в гражданско-правовом регулировании общественных от­ношений // Известия АН КазССР. Сер. общественных наук. — 1989. — № 5. — С. 58-59.
  25. Шайгалиев М.Г. Казахстан на пути к демократии и правовому государству // Вестн. КазНУ им. аль-Фараби. — 2005.
  26. № 4. — С. 37-41.
  27. Бусурманов Ж.Д. Евразийская концепция прав человека. — Алматы: КазГЮУ, 2006. — 481 с.
  28. Турлаев А.В., Шәкірова А.Б.Қазақстанда азаматтық қоғам мен қүқықтық мемлекет қалыптастырудың ерекшеліктері // Вестн. Караганд. ун-та. Сер. Право. — 2013. — № 4(72) — С. 59-65.
  29. Шакенов М.А. Научная конструкция правового социального демократического государства // Право и государство.
  30. — № 1(58) — С. 17-19.
  31. Нуржанова А.К. Предпринимательство несовершеннолетних: актуальные вопросы // Вестн. Караганд. ун-та. Сер. Право. — 2011. — № 2(62) — С. 90-96.
  32. Жакенов В.А. Перестройка хозяйственного механизма и правовое государство // Известия АН КазССР. Сер. общест­венных наук. — 1989. — № 5. — С. 66.
  33. Исеев Б.Д. Правовое государство и гражданское общество // Вестн. ЕНУ им. Л.Н.Гумилева. — 2005. — № 5. — С. 67.
  34. Матюхин А.А. Этапы становления и актуальные вопросы правового государства (Вступительное слово) // Науч. тр. ВШП «Адилет». — 2003. — № 1. — С. 134-135.
Год: 2015
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция