Казахско-японские отношения: 20-лет взаимного сотрудничества

За 20 лет сотрудничества Казахстан и Япония достигли позитивных результатов в разных областях. Они пережили страшные последствия использования ядерного оружия. Японские города Хиросима и Нагасаки в самом конце второй мировой войны подвергались американской атомной атаке, в результате которой мгновенно прервалась жизнь сотен тысяч мирных людей. На Азгирском полигоне произведено 17 подземных взрывов. На Семипалатинском поле за 40 лет осуществлены 607 испытаний атомных бомб. Они проводились без соответсвующих мер защиты местного населения от последствий ядерных взрывов. До 1953 г. жители ближайших от эпицентра атомных экспериментов не предупреждались и не отселялись. Лишь с 1956 г. военные органы опове­щали население за 1 час до испытаний. Их мощь в десятки тысяч раз превзошла мощь двух американских бомб, сброшенных на Япония. Миллионы жителей Каазахстана пострадали, и Япония оказала значительную помощь в их лечении. Отношения двух государств строятся на основе взаимовыгодного сотрудничества.

В многовекторной политике Казахстана важ­ное место занимает Япония. Это объясняется многими факторами. Япония мощная эконо­мическая держава современного мира. Ее ВВП, равный 4,92 млрд. долларов в 2008 году. Его рост незначительно сократился в годы нынешнего мирового финансово-экономического кризиса и, по итогам 2011 года, составил 5,87 трлн. долл. Снижению потенциала Японии способствовал недавний природный катаклизм землетрясение в марте 2011 и последовавшее за ним цунами. Правда, соседний Китай оттеснил Японию на третье место в мире по совокупному показате­лю экономики, тем не менее, по ВВП на душу населения Страна Восходящего Солнца далеко опережает самые развитые государства: более 40 тыс. долл. в 2010 году.

Послевоенное развитие Японии шло стреми­тельными темпами, и оно заслуженно оценива­лось как чудо. Ни одна страна в мире не могла соперничать с ней по росту экономики, внешней торговли, по улучшению жизненного уровня на­селения. Сравнительно бедная по природным богатствам страна за 10 лет после окончания войны не только восстановила разрушенное хо­зяйство, но и вошла в тройку-четверку ведущих государств, а в 1969 г. стала 3-ей экономической державой мира.

Еще одно качество Японии выделялось экс­пертами это воплощение демократических цен­ностей в обществе. Деятельность политических партий, сотни различных общественных органи­заций с развитыми идеологическими установка­ми, свобода слова, печати, права человека, отказ от войны, сменяемость кабинетов без насилия и особых потрясений во внутренней жизни и т.д. такое не встречалось ни в одной стране. Таким образом, социально-экономическая и политиче­ская система Японии пример для подражания, они вызывают неподдельный интерес во всем мире.

Еще в 1960-1980-е годы мы вслух мечтали прикоснуться к японскому феномену, познать механизм функционирования ее государствен­ного устройства, душу жителей далекой от нас страны, призывали студентов изучать японский опыт, ее глубинные сущностные черты. Из до­ступных нам сведений, тогда скудных и враж­дебно настроенных к Японии, старались вы­явить зерно истины о ее прошлом, исторически связанного с нашим полукочевым тюркским ми­ром на заре цивилизации, в средние века. Ведь тюркские племена, обитавшие в большей части Евразии еще до нашей эры, тесно соприкасались с соседними Китаем, Кореей, Нихон. Автор, зна­комясь с западной литературой, как и историко­этнографической, так и с художественной, заду­мывался о схожести быта, нравов, физических характеристик американских индейцев с вос­точно-азиатскими народами. Книга Тура Хейрдала «Контики» убеждала, что даже в Южной Америке встречаются племена, в языке которых есть тюркская основа: «күн» «солнце», «тік» «прямой», лучи солнца «прямые».

В начале 1990-х г. один из моих друзей, пре­красный знаток английского языка, декан фа­культета Института иностранных языков (ныне Университет им. Абылай-хана) А. Ахметов по­ехал в Техас (в США) на целый год. Я его просил побывать в индейских резервациях штата. «Ду­маю, сказал ему, что среди них могут встре­титься тюркоязычные племена». Так и вышло, А. Ахметов, нынче сенатор, написал книгу об индейском племени, где многие бытовые сло­ва сохранились, как и у нас: «балта» «топор», «жота» «гора», «ани» «мама, бабушка». Японские слова «Куросиво» по-казахски зву­чит «Кара су», «хаси» палочки для поедания пищи у нас в виде ложки звучит как «касык». Позднее выяснилось, что ученые-лингвисты уже в 19-ом веке пришли к выводу о наличии тюрк­ского элемента в языке, этногенезе японцев. К сожалению, многие люди не посвящены в эту проблему. Официальная пропаганда и наука в СССР всячески игнорировали родство народов. Даже известный тюрколог глава тюркологии в стране акад. Кононов заявлял, что население со­временной Турции турки не имеют отноше­ния к тюркам. У них слишком много смешений с другими. По нему выходило, что все славян­ские народы ни с кем не смешивались, сохраня­ли свою девственную чистоту и поэтому должны быть под началом русских. Какую роль придава­ли «чистоте» славян шовинисты наукообразной славистики показала позиция российских исто­риков к книге О. Сулейменова «Аз и Я». Простая констатация научного факта, что жители Киев­ской Руси являлись двуязычными, говорили на древнеславянском и тюркском языках, вызвало среди них тайфун яростного шельмования из­вестного поэта. Весной 1976 года я встретил ав­тора той книги и, представившись, сказал ему: «Вы до сих пор считались талантливым поэтом, теперь стали великим историком. Как бы не да­вили на вас, не отступайте от своих идей».

Казахи пережили тяжелейшую судьбу. Три с лишним века ярмо русского колониализма бук­вально обескровливало народ. Получив в 16-ом веке огнестрельное оружие от немцев, шведов, датчан, англичан, русские цари стали теснить нас с Дона, Едиля (Волги). Покорили Казань, Астрахань, Сибирь. Дошли до берегов Охотско­го моря, позднее, натравливая калмыков, башкир на казахов, потворствуя племенным раздорам, изгоняли их из исконных территорий и устано­вили полное господство.

Особенно коварной была еврейско-больше­вистская политика советской власти. Под шу­мок о свободе народов, о государственности, о строительстве социализма, она соединила коло­ниальные народы царской России в единое госу­дарство СССР. До этого восстание казахов в 1916 г. было подавлено с применением артилле­рии и пулеметов. В годы гражданской войны, за­тем в период коллективизации новые репрессии и голод нанесли невосполнимые потери среди населения. Общее их число составило не менее 5 млн. человек. Перевод письменности с арабской графики на латинский, а в 1940-м на кирил­лицу, истребление интеллигенции резко снизили духовный потенциал края. На фронт были моби­лизованы от 17 до 60 лет сотни тысяч мужчин. Ни одна республика в процентном отношении не понесла таких потерь, как Казахстан.

В послевоенные годы наш народ вынес ни­кем не виданное в истории бремя: 40-летние ядерные испытания. Не только в Семипалатин­ском полигоне, но и во многих областях прово­дились эксперименты с атомными «изделиями», с химико-биологическими веществами. По не­полным данным, более 600 взрывов атомно-во­дородных бомб на одном Семипалатинском по­лигоне унесли жизнь более 1 млн. жителей за 1949-1989 годы. Ныне на учете находится более 0,5 млн. больных от радиационного заражения. Это настоящий геноцид Советского государства, и поэтому автор с конца 1989 годов поднимал вопрос о привлечении вождей СССР к междуна­родному трибуналу.

Мы знаем горькую учесть жителей Хиро­симы и Нагасаки. От американских двух бомб погибли более 300 тыс. человек. А мощность взорванных на территории Семипалатинского полигона ядерных бомб в 20-40 тыс. раз превы­шает их мощность [1]. Таким образом, наши на­роды и здесь имеют трагическую общую судьбу. Вот почему в Японии в середине 1950-х годов развернулось всенародное движение за запре­щение ядерного оружия. Оно сыграло большую роль в деле борьбы народов за мир без оружия [2]. В Казахстане кампания за закрытие полигона получила широкий размах в 1988-1989 гг., когда стали известны факты о последствиях ядерных испытаний. Движение «Семипалатинск Нева­да», возглавляемое О. Сулейменовым, получило всемирную известность и, несмотря на давление партийно-государственных и военно-промыш­ленных кругов СССР, президент Республики Ка­захстан Н.А. Назарбаев своим декретом закрыл этот кровавый и зловещий полигон.

Япония также испытала не раз тяжелые по­следствия колониальной политики Запада и Рос­сии. Прибытие больших «черных» кораблей в 1853-1854 гг. обернулось подписанием неравно­правных договоров. Россия же как всегда поспе­шила воспользоваться слабостью Токугавской династии и заставила заключить соглашение, по которому Северные Курильские острова перехо­дили к ней (1815 г.). Тогда же была попытка при­хватить и остров Сахалин, но Япония отвергла домогательства николаевской России. Немного оправившись от поражения в Крымской войне, царизм снова перешел к агрессии в Северо-Вос­точной Азии. В 1875 году она по договору воз­вратила Японии Курильские острова, взяв в об­мен Сахалин. Надо подчеркнуть, что эти первые документы подписывались в мирных условиях, хотя никто не может отрицать их принудитель­ный характер.

В результате реформ эры Мейдзи Япония превратилась в сильное государство и сама пере­шла к экспансии. Война с Китаем в 1894 году и ее итоги привели к противоречиям с Россией, ко­торая не хотела уступать верховенство в регионе Дальнего Востока. Обе державы столкнулись в 1904-1905 гг. и победителем вышла Япония. И тогда Россия вынуждена была уступить южную часть Сахалина, арендованные у Китая порты и железнодорожную ветку Маньчжурии.

В империалистической войне 1914-1918 гг. Япония была на стороне Атланты. После захва­та власти в России большевиками и подписа­ния ими сепаратного мира с Германией Англия, Франция, США, Япония поддержали монархические силы в России и послали вооруженные силы на помощь им. Японские вооруженные ча­сти до 1925 г. оставались на территории Примо­рья и Северного Сахалина. Да, это была интер­венция. Но тогда ни одна держава не приобрела ни пяди российской территории.

Новая вспышка соперничества России и Япо­нии в Китае развернулась в 1920-1930-х годах. Обе стороны, в конце концов, пошли на союз с фашистской Германией. В апреле 1941 года в ходе Второй мировой войны правительства двух держав в Москве подписали договор о нейтрали­тете сроком на 5 лет. Если договор СССР и Гер мании в августе 1939 г. позволил им начать войну против Польши и разделить ее в четвертый раз, то, получив спокойный тыл на севере, Япония осуществила нападение на США в декабре 1941. Эта роковая ошибка японской военщины дорого обошлась многим народам и прежде всего самой Японии. СССР оккупировал Курильские острова и даже Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомай, которые никогда ему не принадлежали [3].

Японская общественность встретила распад СССР и образование новых независимых госу­дарств как закономерное явление. Правящие круги также вскоре заявили о признании их и че­рез месяц приняли решение об установлении ди­пломатических отношений с Республикой Казах­стан (26.01.1992). Прошел еще один год, прежде чем открылось посольство Японии в Алматы. Казахское посольство в Токио стало действовать лишь в 1996 году. Отсутствие специалистовяпонистов явилось одной из причин столь долго­го ожидания. У нас с подготовкой выпускников востоковедов, в том числе японистов началось лишь в 1989 г. с созданием первого в республи­ке факультета востоковедения. Программы и лекции по истории и внешнеполитическим про­блемам Японии создавались и читались автором статьи, а языковые дисциплины вели приглашен­ные преподаватели из Японии. Первый выпуск молодых казахских японистов осуществлен в 1996 году. Преподаватели факультета наладили к тому времени хорошие контакты с японским посольством, которое помогло нам оборудовать кабинет японского языка техническими сред­ствами и учебной литературой. Эти контакты со­хранились и после переезда посольства Японии в Астану. Надо отметить, что японская сторона в последующие годы оказывала большую помощь казахским вузам в Алматы, Астане, где открыва­лись отделения по японистике. В республике уже появилась своя школа. Есть первые кандидаты наук по истории, международным отношения, культуре, языку Страны Восходящего Солнца.

Первые официальные контакты произошли весной 1992 года, когда Алматы посетил япон­ский деятель М. Ватанбе. В апреле 1994 года состоялся визит президента РК Н.А. Назарбае­ва, в ходе которого было подписано заявление о признании договоров и соглашений между СССР и Японией. Правительство Р. Хасимото уделяло большое внимание сотрудничеству с республиками Центральной Азии. В 1997 году оно выработало концепцию Евразийской дипло­матии Японии, в которой содержатся 3 основ­ных направления. На первое место поставлен политический вопрос для углубления доверия и взаимопонимания. Сотрудничество в обла­сти экономики и освоения природных богатств в регионе отнесено ко второму аспекту. И тре­тьим направлением внешнеполитического курса Японии стало «достижение мира в регионе по­средством нераспространения ядерного оружия, демократизации и стабилизации» [4].

Эти установки японского правительства со­ставили основы сотрудничества с пятью госу­дарствами Центральной Азии. Японо-казахские отношения в последующие годы достигли замет­ного результата. Наработан опыт межгосудар­ственных встреч на высшем уровне и на уровне министров, парламентских деятелей. Налажено торгово-экономическое сотрудничество. Япония представила Казахстану по линии официаль­ной помощи развитию 624 млн. долл. безвоз­мездной помощи. Льготные займы выделяют­ся через правительственные и частные фонды. Они в основном были направлены на развитие транспортных путей, строительства моста через р. Иртыш в Семее, на реконструкцию аэропорта в Астане, дорожные сети в западном Казахстане на разработку и обогащение урановых руд, раз­ведку и бурение нефтегазовых месторождений. В Казахстане действует около 30-ти японских предприятий. Казахская общественность высоко ценит оказание медико-диагностической помо­щи населению, проживающему в зоне ядерного полигона. Десятки тысяч тяжело больных, кото­рых Россия бросила на произвол судьбы и долго не оказывала никакой моральной и материаль­ной поддержки, смогли узнать, чем вызваны их болезни и какие необходимы лекарства. Ведь в советское время их недуги скрывались и 40 лет лечили от «бруцеллеза».

Отмечен и рост межстрановой торговли. Уже к 2001 году торговый оборот достиг около 180 млн. долл., к 2004 г. 424 млн.; в 2010 г. 1688,9 млн. долл. В товарной структуре экспорта Казах­стана преобладают металлы. Японский экспорт представлен оборудованием, транспортными средствами, машинами, электротехникой, изде­лиями из металлов и пластмасс. Объем японских инвестиций в экономику Казахстана значитель­но уступает многим странам. За 1993-2011 гг. валовый приток их прямых вложений составил всего 4 млрд. долл. В то же время конкуренты Японии при тех же условиях направили респу­блике более 160 млрд. долл.

Сотрудничество в торгово-экономической сфере между Казахстаном и Японией далеко не соответствует нашим возможностям. Конечно, японский капитал имеет свои интересы, однако он оказался в целом в проигрыше, по сравнению с капиталом Южной Кореи, не говоря о китай­ском. Здесь необходимо сказать, что несовершен­ство законодательной базы в Казахстане, корруп­ционное злоупотребление среди чиновничества, отсутствие прямых транспортных связей также мешали и мешают их развитию. Да и экономиче­ские и финансовые кризисы, а также природная катастрофа, обрушившаяся на Японию в марте 2011 г. оказывали свое влияние. Нельзя забывать и то обстоятельство, что политическая стабиль­ность Японии сильно хромает в последние 20 лет. После пятилетнего пребывания кабинета Дз. Коидзумы эксперты не успевают разглядеть лица японских премьер-министров и министров. Быть может, победа ЛДП в декабре 2012 и соз­дание правительства во главе с С.Абе положит конец этому явлению. Казахи надеются, что по­литические партии и элита найдут неоходимый консенсус во внутренней жизни и не допустят чехарды во власти. Обстановка в мире и прежде всего в регионе северо-восточной Азии диктует необходимость преодолении вызовов, с которы­ми столкнулись страны мира, и в том числе Япо­ния и Казахстан.

Летом 2012 г. в Астане состоялась встреча ми­нистра индустрии и новых технологий РК и ми­нистра экономики, торговли и промышленности в Японии. По ее окончании утверждалось, что «сейчас рассматривается возможность подписа­ния соглашения о либерализации, поощрении и взаимной защите инвестиции». Прошло 20 лет с начала выгодного для Казахстана сотрудничества с Японией, но до сих пор не смогли подготовить необходимый документ. Это вызывает серьез­ную озабоченность среди казахов. Наша страна устами президента стремится к инновациям, мы должны добиваться широкого внедрения япон­ской модели развития в промышленности и бан­ковской сфере, передовой технологии. Японские корпорации нашли бы в Казахстане широкое поле деятельности и не знали тех потрясений, которые испытывают они в районах в последние годы. Чи­новникам и бизнесменам двух стран давно пора устранить барьеры, которые мешают деловому взаимодействию. У нас совершенно отсутсвуют какие-либо противоречия, наоборот, открыто заявляется о совпадении и единстве позиций по всем международным проблемам, которые отягащают современный мир. Казахстан открыто под­держивает стремление Японии стать постоянным членом Совета Безопасности ООН. Как великая экономическая держава современности она имеет на это полное право.

 

Литература

  1. Кожахметов К. 10000 бомб для Семипалатинска // Новое время. Москва, 1991. №4. С.3.
  2. Кожахметов К. Движение афро-американской солидарности и борьба против атомного оружения (1955-1960 жж.) // Во­просы истории. Выпуск 10. Алматы: Изд-во КазНУ, 1976.
  3. Кожахметов К. СССР-Япония: чем завершается территориаильные споры? // Горизонт. 23.02.1991.
  4. Кожахметов К. Казахстанко-японские отношения // Внешняя политика Республики Казахстан. Алматы, 2006. С.183191.
Год: 2013
Город: Алматы