Мировой опыт интеграционного взаимодействия в условиях глобализации

Мировой опыт свидетельствует, что взаимное открытие государственных границ для свободного движения товаров, услуг, капиталов, рабочей силы наряду с механизмами конкуренции стимулируют более высокую эффективность производства, использование достижений НТР, что, в конечном счете, способствует повышению жизненного уровня населения. Те страны, которые на взаимной основе сняли барьеры на пути активного, прежде всего хозяйственного сотрудничества и кооперации, сознательно пошли на расширение конкуренции на своей территории, ныне пожинают плоды интеграции. Речь в первую очередь идет о странах, входящих в Европейский союз, который длительное время оставался общепризнанной моделью интеграционного процесса и его институционального оформления. Конечно, для того, чтобы товары, капиталы, рабочая сила свободно пересекали государственные границы и могли стать фактором конкуренции, необходима не только общность системных ценностей, но и унификация норм, законодательства, регулирующих отношения личности, общества и государства. Именно почти двухгодовая подготовка договора о создании ЕЭС, подписанного в 1957 г., потребовалась прежде всего для согласования именно этих вопросов, а также способов принятия решений, урегулирования конфликтных ситуаций, поиска оптимального соотношения межнациональных и наднациональных аспектов в деятельности «Общего рынка». Эволюция сообщества, переход от общего к единому рынку (в рамках Маастрихтских соглашений) - свидетельство развития интеграционных процессов в Европе вглубь и вширь, укрепления влия­ния Европейского союза на мировую экономику (1).

Одновременно в мире возникают и иные модели интеграции. Среди них сле­дует упомянуть Совет Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудниче­ства (АТЭС), а также Североамериканскую ассоциацию свободной торговли (НАФТА). Именно эти три экономических мегаблока (Европейский союз, АТЭС и НАФТА) завершают раздел мирового экономического пространства, заклады­вают фундамент нового мирового экономического порядка (2).

Интеграционные процессы, получившие особенно интенсивное развитие пос­ле второй мировой войны, выступают отражением целостности и взаимозависи­мости мира.

Исторически наиболее четко интеграционные процессы проявились в Запад­ной Европе, где во второй половине XX в. складывается единое хозяйственное пространство целого региона, в рамках которого формируются общие условия воспроизводства и создается механизм его регулирования. Здесь интеграция достигла наиболее зрелых форм.

Экономическая интеграция в Западной Европе не ограничивается только тер­риторией ЕС: с начала 60-х гг. существует Европейская ассоциация свободной торговли (ЕАСТ). ЕАСТ в отличие от ЕС не имеет наднациональных функций и межгосударственных координирующих институтов. ЕАСТ во главу угла ставит экономическое сотрудничество. В первую очередь она содействовала либерали­зации торговли и устранению таможенных барьеров. Страны-члены ЕАСТ (в 80-х г. их было семь, в середине 90-х гг. - четыре - Норвегия, Исландия, Лихтенштейн, Швейцария) добровольно присоединяются к тому или иному торгово-экономическому соглашению с третьими странами, причем каждый из участников ЕАСТ вправе устанавливать в отношении этих стран любые тамо­женные тарифы. В торговле между странами-членами ЕАСТ режим свободного беспошлинного торгового оборота действует только в отношении промышлен­ных товаров, так как действие конвенции ЕАСТ не распространяется на сельско­хозяйственную продукцию.

Экономическая мощь ЕС, динамичность его расширения и сильная зависи­мость отдельных стран Западной Европы от торговли с ним, как считает Вольфганг Хойер, автор известной книги «Как делать бизнес в Европе», в бли­жайшем будущем поставят перед остальными странами альтернативу: либо вступить в ЕС и частично отказаться от своего суверенитета, но зато воспользо­ваться всеми возможностями крупнейших рынков мира, либо оставаться в сто­роне, отрезать себе путь к участию в процессе объединения Западной Европы со всеми отрицательными последствиями для собственной экономики.

Таким образом, в Западной Европе создано экономическое пространство региона, в рамках которого действуют общие принципы хозяйствования, согла­сованные единые правила осуществления внешнеэкономической деятельности. Развитие интеграции в Европейском союзе характеризуется ее углублением, переходом от низших форм (зона свободной торговли, таможенный союз, общий рынок) к высшим (экономический и валютный союз), а также увеличение числа участников этой мощной европейской интеграционной группировки, что было предусмотрено еще Римским договором 1957 г. о создании Европейского экономического сообщества. В 1991-1992 гг. заключены соглашения об ассоциа­ции с ЕС Польши, Венгрии, Чехии, Словакии, Болгарии, Румынии, которое пре­дусматривает сближение законодательства этих стран с законодательством ЕС, расширение внешнеэкономических связей, создание между сторонами в течение 10 лет зоны свободной торговли промышленными товарами путем постепенной взаимной отмены таможенных пошлин и других барьеров. По большинству промышленных товаров ЕС отменил с 1995 г. пошлины для стран Восточной Европы. Со второй половины 90-х гг. промышленные товары ЕС начали свобод­но поступать на внутренние рынки восточноевропейских стран.

Глубинные причины развития интеграционных процессов в Западной Европе правомерно искать, прежде всего, в сфере экономических отношений. Одной из ведущих тенденций мирохозяйственного развития послевоенных десятилетий стал интенсивный переход цивилизованных стран от замкнутых национальных хозяйств к экономике открытого типа.

Начиная с периода послевоенного экономического восстановления правитель­ства стран Запада решительно освобождались от автаркического наследия прош­лого, принявшего особенно жесткие формы в годы второй мировой войны. Раз­рушалась стена валютно-финансовых, торгово-экономических и других барье­ров. Экстенсивный экономический рост 50-60-х годов требовал все новых и новых ресурсов - энергетических, сырьевых, людских. Страны объективно были вынуждены обращаться к внешнему рынку, приобретая за рубежом не только недостающее топливо и материалы, но и научные знания, технику, технологию.

К концу 80-х гг. взятые в целом страны ЕС превзошли США и Японию по ряду показателей (3).

А с середины 80-х гг. стратегической целью сообщества становится создание единого внутреннего рынка. Рынок охватывает пространство без внутренних границ, в котором свободное движение товаров, гражданских лиц, услуг и капи­талов осуществляется в полном объеме. И на всей территории интеграционного объединения единственным критерием реализации хозяйственной деятельности становится ее экономическая целесообразность. Политические мотивы отступа­ют на задний план. Эта ситуация сама по себе уникальна. Впервые в мировой истории группа государств добровольно отказывается от национального вмеша­тельства во внешнеэкономическую деятельность и передает решение соответ­ствующих вопросов в сферу наднациональной компетенции, да и само представ­ление о такой деятельности внутри ЕС как бы теряет смысл.

Опыт сотрудничества между странами Европейского союза может служить примером для других вновь создаваемых механизмов интеграции, особенно информации о том, как трудно убедить целый ряд суверенных государств пойти на компромисс и заключить соглашения, которые не всегда согласуются с целя­ми политики, проводимой этими государствами.

Европейский союз не единственный пример для государств СНГ, в том числе и для Казахстана. На путь региональной интеграции вступили и страны других континентов.

Для Казахстана наибольший интерес представляет опыт интеграции в Латин­ской Америке, который объясняется тем, что по уровню социально-экономиче­ского развития, степени организации государственных экономических структур и производства ряд наиболее развитых стран Латинской Америки (Мексика, Бразилия, Аргентина, Венесуэла и др.) довольно близки к Казахстану (4).

Сближает нынешний Казахстан с Латинской Америкой отсутствие там ста­бильности после окончания периода революционных и гражданских войн, тор­мозившие интеграционные процессы в этом регионе, а также увеличивающийся разрыв между бедными и богатыми, растущая безработица, отсутствие ярко выраженного класса или социального слоя, который мог бы играть ведущую роль в период проведения рыночных реформ и в процессе перехода к демократии. Так­же Казахстан с Латинской Америкой объединяет стремление найти свое место в условиях формирования нового миропорядка и играть заметную роль в мировой экономике.

В начале 60-х гг. был образован Центральноамериканский общий рынок (ЦАОР). Однако политический и экономический кризис не позволили реализо­вать планы интеграции в рамках ЦАОР. К середине 90-х гг. интеграционные процессы активизировались посредством заключения в 1991 г. торгового пакта МЕРКОСУР между Аргентиной, Бразилией, Уругваем и Парагваем. За годы существования Общий рынок стран Южного конуса - МЕРКОСУР превратился в одну из самых динамичных интеграционных группировок мира. Уже в 1998 г. почти 95% объема торговли между четырьмя участниками объединения не обла­гаются пошлинами, а оставшиеся товары к началу XXI в. будут отменены.

К МЕРКОСУР на основе соглашения о свободной торговле присоединились иииииии Боливия (как ассоциированные члены), продвигаются переговоры о сотрудничестве между МЕРКОСУР и Андской группой, куда помимо Боливии входят Венесуэла, Колумбия, Перу, Эквадор. В плане МЕРКОСУР - создание в недалекой перспективе южноамериканской зоны свободной торговли - САФТА, простирающейся от Панамского канала до Магелланова пролива.

Создание МЕРКОСУР привело к резкому увеличению взаимной торговли, расширению торгово-экономического сотрудничества с другими региональны­ми группировками. Заметно возросла взаимная инвестиционная активность, нарастают инвестиции из-за рубежа. Успешная деятельность МЕРКОСУР ока­зывает заметное влияние на политическую стабильность в регионе.

В отличие от западноевропейской интеграции это южноамериканское объеди­нение свидетельствует, что разные по своему уровню государства могут не толь­ко сосуществовать в единой организации, но и успешно сотрудничать. Для этого требуется тщательная подготовка всех звеньев таких объединений, высококва­лифицированное руководство их деятельностью, умение найти для каждой стра­ны свое место в этом процессе, сгладить противоречия, желание и умение идти на компромиссы.

Одним из наиболее заметных развивающихся интеграционных процессов стал процесс и функционирование североамериканской зоны свободной торговли НАФТА. Существующая экономическая интеграция США с Канадой и их сотрудничество с западноевропейскими партнерами перестали удовлетворять США. В результате интеграционные процессы в Северной Америке вышли за пределы государства. Был заключен договор о североамериканской зоне свобод­ной торговли, вступивший в силу 1 января 1994 г. В НАФТА, кроме США и Канады, входит Мексика.

Наибольшую выгоду от заключенного соглашения получили потребители торгового блока, поскольку в результате усиления конкуренции и снижения тарифов снизились цены на широкий круг товаров. В выгодном положении ока­зались американские промышленники, поскольку возрос приток дешевой рабо­чей силы. Гарантированный рост доходов ожидается в таких секторах американ­ской экономики, как производство электроники, компьютерного обеспечения, стройматериалов, автозапчастей и др. В то же время убытки несут американские фермеры, производящие сахар, цитрусовые, зимние овощи. Что касается Мекси­ки, то она с помощью НАФТА планирует ускорить темпы своего экономическо­го развития. В итоге Мексика сможет сократить период реформирования своей экономики и приобщения к клубу развитых стран с полувека до 10-15 лет.

Менее всех выгод от НАФТА поначалу получает Канада. Ее экономика тесно связана с США, но едва заметно - с Мексикой. Однако по мере развития НАФТА Канада будет все больше втягиваться в интеграционные процессы и получать дивиденды от расширяющегося рынка.

Первые два года функционирования НАФТА не оправдал надежд в отноше­нии создания дополнительных рабочих мест за счет увеличения объемов экспор­та. Кроме того, положительное торговое сальдо в торговле США с Мексикой исчезло, уступив место дефициту в 1995 г. В конечном счете, по планам создате­лей НАФТА, полноценный североамериканский общий рынок может быть соз­дан к 2010 г. Уже сейчас американские экономисты моделируют создание само­достаточного панамериканского торгового блока протяженностью от Аляски до Огненной Земли.

Таким образом, в Латинской Америке сформировалась весьма сложная и устойчивая инфраструктура межгосударственных отношений, в которую, наря­ду со всевозможными договорами, соглашениями и протоколами, органично вписались различные фонды регионального развития (государственные, частные и смешанные), а также разного рода программы и проекты развития.

Пример Мексики вызвал цепную реакцию повышенного интереса латиноаме­риканских стран к панамериканской интеграции. Интерес к НАФТА стали про­являть другие страны региона.

Главная причина их заинтересованности - стремление получить, подобно Мексике, определенные преференции в торговле с США, которые в свою оче­редь, хотели бы гарантировать себе беспрепятственный доступ к богатейшим ресурсам своих южных соседей, воспользоваться дешевизной латиноамерикан­ской рабочей силы, получить перспективный рынок для сбыта своей продукции.

Все вышесказанное имеет непосредственное отношение к Казахстану и СНГ в целом, здесь еще не сложились национальные рынка, происходит лишь станов­ление государств, уровень демократизации которых весьма различен.

Процессы интеграции востребованы жизнью. В одиночку поднять экономиче­ский потенциал каждого государства невозможно. На территории стран СНГ могут быть реализованы масштабные экономические проекты, которые позволя­ют эффективно развивать хозяйство каждого государства в отдельности и всех вместе.

Ориентируясь на вхождение в мировое хозяйство, страны-участницы СНГ могут в полной мере использовать преимущества межгосударственного интегра­ционного сотрудничества, чтобы занять достойное место в общемировом разде­лении труда, упрочении своего международного авторитета и влияния. Страны СНГ, являясь географическим и социокультурным звеном, связывающим инте­грирующуюся Европу и бурно развивающиеся страны Азиатско-Тихоокеанско­го региона, могут ускорять или же ослаблять взаимодействие между ними, влияя на формирование рынков продукции и услуг и располагая для этого вполне дос­таточным, но далеко еще не востребованным экономическим потенциалом.

Переход СНГ в интеграционное русло требует поворота в сторону экономиче­ского сотрудничества на новой рыночной базе, выгодной для всех. Важное зна­чение для успешной интеграции приобретает апробированный в Латинской Америке принцип дополняемости экономического развития, учет приоритетных интересов объединяющихся стран.

Конечно, когда мы говорим об учете опыта развивающихся стран как латино­американские страны, речь не идет, разумеется, о простом его копировании. У Казахстана интеграционная политика может и должна быть более активной и масштабной, учитывая особенности структуры национального хозяйства, миро­хозяйственную значимость таких его отраслей, как нефтедобыча, металлургия, производство зерна. При том потенциале, которым располагает республика, дру­гой политики быть не может.

Конечно, потенциальные возможности активного участия нашей страны в международном разделении труда и мирохозяйственных связях мы связываем прежде всего с наличием богатых запасов природных и особенно энергетиче­ских ресурсов. Входя в первую десятку стран мира по запасам нефти и газа, обладая крупными залежами угля, урана, меди, свинца, золота и других ценных минералов, трудно, да и неразумно отказаться от их активного использования с привлечением прогрессивных международных технологий, ноу-хау и капитала, в том числе для создания пока что отсутствующих коммуникаций для выхода на мировые рынки.

В то же время Казахстан обладает и другими возможностями активного уча­стия в мирохозяйственных связях. Это, прежде всего, его интеллектуальные воз­можности, основанные на крупном научном потенциале и достаточно высоком образовательном уровне населения. Это несомненные преимущества страны, выделяющие ее в ряду, по крайней мере, большинства развивающихся стран мира. По численности научных кадров Казахстан находился на четвертом месте среди 15 республик, входивших в состав СССР. Международное признание получили исследования по самым современным научным направлениям, в част­ности, в области космических исследований, энергетики, биотехнологии и био­химии, генетики растений, клеточной инженерии и др.

Словом, Казахстан сегодня располагает таким интеллектуальным потенциа­лом, который содержит все компоненты, выступающие общечеловеческим дос­тоянием, наукой, которая может быть плодотворно использована не только для целей развития его экономики и духовного прогресса, но и в интересах решения глобальных проблем (космос, экология, нетрадиционные источники энергии и т.д.). Поэтому сохранение и развитие интеллектуального потенциала Казахстана является важным звеном его интеграции в мировое сообщество цивилизованных государств.

Наряду с научным Казахстан обладает также значительным транзитным потенциалом, большими возможностями активизации международной транзит­ной торговли. Казахстан может и должен более активно использовать свое выгодное геостратегическое положение на трансконтинентальный торговых путях вблизи динамично развивающихся регионов мира.

У Казахстана есть благоприятные предпосылки для внешнеторговой деятель­ности. Возможности развития международной транзитной торговли через терри­торию нашей страны расширяются с началом функционирования нового «Шел­кового пути» - Евро-Азиатского транспортного моста, с расширением торговли с Россией, Китаем, со странами Южной и Средней Азии и др.

В заключение можно сделать вывод, что интеграция, как объективный феномен и как процесс современной международной жизни - явление далеко не одномерное и неоднозначное, чрезвычайно богатое различиями в содержании, целях, структуре внутренних взаимоотношений, конструкциях властных отношений и т.д.

Интеграция - объективный результат эволюции мирового социально-эконо­мического и политического развития второй половины XX в. Она является пред­вестником вступления человеческого общества в новую стадию исторического бытия, которое футурологи определяют как постиндустриализм. В XXI веке, когда в различных регионах возникли и продолжают возникать различные по форме региональные интеграционные сообщества, то мы имеем дело с явления­ми и процессами нового исторического порядка.

 

Литература

  1. Арах М. Европейский союз: видение политического объединения. - М., 1996, -С. 130.
  2. Проблемы глобальных и региональных интеграционных процессов. - М., 1996, - С. 57.
  3. Топорнин Б.Н. Европейское сообщество: права и инстиуты. -М.,1992, - С. 67.
  4. Латинская Америка: энциклопедический словарь в двух томах. -М., 1980, - С. 167. 

 

Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Политология