Роль специалиста-криминалиста в осмотре места происшествия по делам об убийствах

Прежде чем начать поиск следов на месте происшествия нужно осмыслить его обстановку.

Это помогает выяснить состояние и положение ее отдельных предметов на момент происшествия;

  • вероятные пути прихода и ухода преступника;
  • объекты, к которым он мог прикасаться руками;
  • возможные места сокрытия орудий преступления и т.д.

Определив механизм образования следов, легче установить причинные связи следообразования и расследуемого преступления, определить роль данного следа в преступном событии. Необходимо также выяснить место каждого следа в осматриваемой обстановке, «привязать» его к предметам обстановки, что поможет в установлении обстоятельств происшедшего, а также в описании следов в протоколе процессуального действия.

Основными задачами осмотра места происшествия являются:

  1. Изучение обстановки места происшествия во всех деталях.
  2. Обнаружение, изучение, закрепление и изъятие следов и иных вещественных доказательств.
  3. Фиксация имеющих для дела обстоятельств, выявленных при осмотре.
  4. Выявление обстоятельств и данных, используемых для розыска скрывшихся преступников.
  5. Установление причин и условий, способствовавших совершению преступления.

При экспертном исследовании следов и орудий преступления в дальнейшем при назначении судебной экспертизы во многих случаях у эксперта возникает необходимость выяснить, где и при каких обстоятельствах обнаружены и изъяты вещественные доказательства, каков был их первоначальный вид и расположение на месте обнаружения и что представляет собой место происшествия. Например, для эксперта важно, чтобы была зафиксирована внутренняя и внешняя сторона цилиндрового замка, изъятого по делам о кражах; каким порошком был выявлен невидимый след пальца руки и т.д. Поэтому чрезвычайно важным элементом является привлечение к осмотру места происшествия по многим категориям расследуемых уголовных дел, связанным с дальнейшим назначением разных видов судебных экспертиз, специалиста, что регламентируется п. 6 ст. 222 УПК РК. Согласно ст. 84 УПК РК, «в качестве специалиста для участия в следственных действиях может быть вызвано не заинтересованное в деле лицо, обладающее специальными знаниями, необходимыми для оказания содействия в собирании, исследовании и оценке доказательств, а также в применении технических средств». Чаще всего к осмотру места происшествия, связанного с расследованием тяжких преступлений против личности, привлекаются специалисты-криминалисты, получившие в процессе обучения и практической работы не общеизвестные специальные знания (п. 41 ст. 7 УПК РК).

Специалист-криминалист заранее должен иметь ряд специальных приборов и инструментов с тем, чтобы применить их во всех необходимых случаях для поиска дополнительных следов и вещественных доказательств, их предварительного исследования, упаковки, составления планов и схем местонахождения объектов и следов и т.д.

По делам об убийствах, пишет Б.М. Комаринец, «...нередко особенно трудно хорошо осмотреть место происшествия, вследствие необычности обстановки его проведения, необходимости разрешить многочисленные вопросы об обстоятельствах происшествия, трудностей в начальной стадии следствия определить существенные для следствия данные».

Значение осмотра места происшествия по делам об убийствах заключается в том, что в ходе его специалист-криминалист может установить положение трупа, имеющиеся на нем следы и их месторасположения, взаиморасположение трупа и орудия убийства. С помощью осмотра можно выяснить, является ли место обнаружения трупа также и местом совершения убийства.

Осмотр места происшествия специалистом-криминалистом имеет важное значение и для установления, каким образом виновный проник на место совершения преступления и как он оттуда вышел (по следам протектора транспортного средства, следам ног, рук и т.д.).

Из всех следов, обнаруживаемых при осмотре места происшествия, по любой категории уголовных дел, а также по убийствам, чаще всего встречаются следы рук. Преступник, хорошо зная о доказательственном значении следов рук, старается не оставлять их на месте происшествия. Для этого он прибегает к различным уловкам: надевает на руки перчатки или прикасается к предметам, обертывая руки носовым платком или куском ткани, умышленно мажет руки жирными или липкими веществами, вытирает чем-нибудь те предметы, к которым он прикасался руками. Но вообще не оставить следов преступления удается редко, так как преступник почти всегда торопится, часто действует в темноте и забывает о предосторожности. Тщательный осмотр предметов, которых преступник мог касаться, почти всегда помогает обнаружить следы рук.

Как показывает практика осмотра места происшествия, следы пальцев рук и ладоней не всегда пригодны для идентификации. Значительную часть их составляют следы, рисунки которых почти полностью смазаны, а оставшиеся небольшие части узоров зачастую ценности не представляют. Следственные и оперативные работники в большинстве случаев такие следы во внимание не принимают.

Однако это не верно. Даже в том случае, когда следы пальцев рук и ладоней не имеют дактилоскопического значения, они важны во многих других отношениях, а именно: по неотчетливым следам иногда можно судить о механизме их образования, о действиях и положении преступника во время совершения им преступления; по следам с неотобразившимися папиллярными узорами специалист-криминалист может составить представление о некоторых физических признаках преступника, в частности, о размере и длине его пальцев, о размере и форме ладони. Расположение следов рук на орудиях убийства иной раз может показать, что убийца является левшой.

Предварительное исследование следов является одной из форм участия специалиста-криминалиста при осмотре места происшествия. Оно проводится сразу же после завершения осмотра места происшествия и имеет целью получение исходной информации для раскрытия преступления по горячим следам.

При предварительном исследовании не допускается изменения объектов, которые могут повлиять на результаты последующего экспертного исследования.

Объектами предварительного исследования следов, связанных с делами по убийствам, могут являться большей частью трасологические следы, такие как следы рук, обуви, орудий взлома и транспортных средств; баллистические следы - огнестрельное оружие и следы его применения.

Решение о необходимости предварительного исследования следов принимается руководителем следственно-оперативной группы по согласованию со специалистом-криминалистом.

Специалист-криминалист вправе отказаться от предварительного исследования следов в случаях, когда:

  1. Отсутствуют научно-разработанные методики предварительного исследования следов.
  2. В следах не отобразились характерные признаки следообразующих объектов. Предварительное исследование    следов,    как    правило,    производится    в передвижной криминалистической лаборатории.

Процесс предварительного исследования следов складывается из трех стадий: предварительного изучения объекта, детального его исследования, формирования выводов и оформления результатов исследования.

На предварительной стадии изучается относимость объектов к совершенному преступлению, выявляются признаки, необходимые для проведения исследования (например, пригоден ли след пальца руки для идентификации конкретного лица), решается вопрос о возможности проведения исследования без нарушения следов.

При детальном исследовании устанавливается механизм образования следов, производится их измерение и следы группируются, выявляются частицы, оставшиеся от следообразующих объектов, а также признаки отслоения частиц, которые могли попасть на следообразующий объект.

На заключительной стадии специалист-криминалист на основании анализа и оценки установленных признаков и сопоставления полученных данных с соответствующими справочными материалами формулирует выводы о приметах преступников, виде и особенностях применявшихся орудий преступления и транспортных средств.

Предварительное исследование обнаруженных на месте происшествия следов позволяет установить многие важные обстоятельства. Например, определение направления, в котором двигался человек, особенно важно, когда проверяется версия о фальсификации направления движения. Для создания ложного представления о направлении движения преступники либо подвязывают к ногам обувь каблуками вперед либо пятятся, или ставят ноги в ранее оставленные следы. Для таких способов фальсификации характерны извилистость линии ходьбы, малая длина шагов, большая ширина постановки ступней, признаки скольжения перед отпечатками носков обуви, необычное расположение углублений в следе (более глубоким оказывается отпечаток не каблука, а носка). По дорожке следов возможно судить о физическом состоянии человека. Об утомлении или болезненном состоянии свидетельствует непостоянство элементов дорожки следов: длина и ширина шагов, а также угол постановки ступней на различных участках следовой дорожки резко различаются. Для хромающего человека характерно уменьшение длины шага поврежденной ноги, угол постановки ступни резко отличается от угла постановки ступни здоровой ноги в сторону увеличения или уменьшения. Иногда в следах больной ноги наблюдаются признаки волочения. Определение пола человека производится путем измерения длины шагов и угла постановки ступней. Длина обычного шага мужчины среднего роста 70—80 см, женщины — 50-70 см. Угол постановки ступней у мужчин обычно не превышает 12 градусов. Угол постановки ступней у женщин обычно превышает эту величину и нередко достигает 20 градусов. Определение роста человека производится по длине одиночного следа. Определение соответствия обуви стопе, мала она или велика, производится по отображению в следах признаков износа обуви. Если больше изношены каблуки, то обувь свободна, если же обувь мала, то признаки износа находятся преимущественно в носочной части. О том, что обувь велика, может свидетельствовать непропечатка носка в объемном следе. Суждение о виде и фасоне обуви делается на основании изучения отобразившихся в следе формы подошвы и ее частей, характера рельефного рисунка.

В процессе предварительного исследования при необходимости проводится фотографирование, изготовление копий следов, делаются зарисовки, составляются схемы, проводятся эксперименты для проверки и оценки выводов и получения сравнительных образцов для использования в оперативно-розыскной работе.

При производстве осмотра на месте происшествия, специалист-криминалист может сделать вывод о том, что осматриваемый след на основании совпадения таких признаков, как:

  1. 1) форма и размер подошвы;
  2. 2) форма и размер каблука;
  3. 3) угол образованный задним краем подметки и передним краем каблука;
  4. 4) общего рельефа подошвы;
  5. 5) фабричных марок и клейма;
  6. 6) наличие, месторасположение, форма и размеры подковок, заплат и повреждений подошвы;
  7. 7) количества и взаиморасположения винтов, гвоздей, шпилек и т.п.;
  8. 8) особенностей формы, размеров и размещения мелких деталей рельефа подошвы;
  9. 9) особенностей мелких деталей рельефа повреждений подошвы, заплат и набоек, оставлен конкретной обувью:

Если при осмотре и сопоставлении следов обуви и самой обуви обнаруживается явное отличие обуви, которой был оставлен след, от обуви, изъятой на месте происшествия, то нет необходимости выявлять при осмотре особенности строения обуви.

Следственный осмотр и предварительное исследование следов колесного транспорта дает возможность сделать предварительный вывод о том, что след оставлен транспортным средством определенной модели. Тщательный осмотр ширины колеи, ширины следа, оставленного колесом, строение рисунка следа, длина следа одного оборота колеса уже на месте происшествия позволяет установить, какого типа транспортным средством оставлены следы (например, грузовой или легковой автомобиль).

На основании результатов осмотра и предварительного исследования при обнаружении в следе и на орудии взлома совпадения таких признаков, как общая форма и размеры его рабочей части, можно иногда сделать вероятный вывод о том, что след оставлен конкретным орудием.

Осмотр места происшествия с привлечением специалиста-криминалиста в ряде случаев позволяет обнаружить весьма важные дополнительные следы и вещественные доказательства.

При осмотре и предварительном исследовании вещественных доказательств специалиста-криминалиста должны интересовать состояние и внешние признаки предметов. При этом изучаются общие признаки, производится дифференциация родовых, видовых и групповых признаков. Все это необходимо для того, чтобы можно было бы рекомендовать следователю при назначении экспертизы ряд рабочих гипотез как о сущности факта в соответствие с могущими быть поставленными на разрешение экспертизы вопросами, так и о возможности решения их конкретными методами. Специалист-криминалист может оказать помощь следователю в выдвижении более обоснованных и правильных версий по делу. Осматривая вещественное доказательство, специалист имеет, например, возможность обнаружить в нем особенности, не только подтверждающие или опровергающие уже намеченные следователем версии, но и в особенности, способствующие формированию других версий.

Так, осматривая веревку, обнаруженную на шее потерпевшего, когда не известно, имело ли место самоповешенье или убийство путем повешенья, специалист должен обратить внимание, в частности, на такой признак, как особенности расположения и направления смятых волокон веревки в местах соприкосновения веревки и предметов, к которым она прикреплена. Определенный характер направления и расположения смятых волокон веревки в ряде случаев позволяет обоснованно выдвинуть версию о том, что пострадавший был кем-то повешен.

Осматривая петлю, надо обращать внимание не только на то, каким способом завязан на ней узел, но и на материал, из которого сделана петля. Если, например, использовался кусок веревки, то аналогичная веревка может быть обнаружена у подозреваемого в убийстве.

Предварительное исследование огнестрельного оружия и следов его применения специалистом-криминалистом также имеет большое значение. Так в процессе предварительного осмотра гильз и снарядов, обнаруженных на месте происшествия, возможно определить:

1) из оружия какой системы (модели, образца) стреляна гильза;

2) не стреляна ли пуля (гильза) из самодельного оружия или из оружия, переделанного под использованный патрон;

3) к какому калибру, виду образцу патронов относится найденная на месте происшествия гильза (пуля) и др.

Если на месте происшествия обнаружена бумажная или пластмассовая гильза однократного использования, то по следам на внутренней ее поверхности специалист-криминалист может установить: дробью, картечью или пулей был произведен последний выстрел. Если стреляли дробью или картечью, по следам на внутренней поверхности гильзы, возможно установить ориентировочно номер снаряда.

По оставшимся внутри гильзы несгоревшим частицам и продуктам выстрела специалист-криминалист устанавливает вид, марку пороха, которым произведен последний выстрел.

Специалисты-криминалисты могут установить, заводским или самодельным способом изготовлены пули (дробь, картечь). Если они самодельные, то возможно определить технологию их изготовления (литье, штамповка и т.д.), оборудование и материалы, которые при этом использовались.

По извлеченной из преграды пуле, выстрелянной из нарезного оружия, можно установить:

  1. 1) не стреляна ли пуля из оружия, канал ствола которого сильно изношен;
  2. 2) если пуля специальная, то к какой разновидности она относится, каковы особенности ее действия при поражении преграды.

Необходимо учитывать, что вид и образец пули может быть определен и в том случае, если обнаружена не вся пуля, а лишь частицы металла, которые ее составляли.

Специалисты-криминалисты, участвующие в осмотре места происшествия, могут определить по следам на пулях и гильзах, отстреляны ли они из одного или из разных экземпляров оружия.

Осматривая место происшествия по делам об убийствах из гладкоствольного оружия, как правило, находят пыжи, прокладки, полиэтиленовые контейнеры.

В процессе предварительного исследования полиэтиленовых контейнеров, пыжей, прокладок и их заменителей можно установить:

  1. 1) не использовались ли изъятые с места происшествия обрывки бумаги, войлока и т.п. в качестве пыжей;
  2. 2) из чего изготовлены пыжи (прокладки) и каким способом (кустарным, самодельным, заводским).

По изъятым прокладкам или полиэтиленовым контейнерам специалисты могут установить номер дроби (картечи), которой был снаряжен патрон, использованный при выстреле.

Значение тщательного осмотра и предварительного исследования специалистом-криминалистом вещественных доказательств заключается также в том, что он дает далее возможность эксперту с самого начала определить индивидуальные свойства вещественного доказательства, пригодность его для последующего исследования, относимость к делу, по которому назначается экспертиза, что существенно будет влиять на сокращение сроков производства судебных экспертиз и в целом на сроки, установленные законом для проведения предварительного расследования.

Полученные результаты проведенных специалистом-криминалистом предварительных исследований могут быть использованы и при проведении оперативно-розыскной работы.

В соответствие с п. 1 ст. 122 «Доказательствами по уголовному делу являются фактические данные, содержащиеся в протоколах следственных действий, удостоверяющих обстоятельства, установленные ... при исследовании вещественных доказательств, проведенном специалистом в ходе следственного действия...». Согласно данной статьи, в целом доказательством по делу признается протокол следственного действия с содержащимися в нем фактическими данными, полученными разными путями. Как показывает практика, результаты предварительного исследования следов, проведенного специалистом-криминалистом, сами по себе не имеют доказательственного значения и судом в качестве доказательств не признаются. В связи с чем, следователем, оперативным работником, дознавателем назначается ряд простейших судебных экспертиз, дублирующих результаты предварительных исследований специалиста-криминалиста, поскольку только заключение эксперта законом признается одним из доказательств по делу (п.2 ст. 115 УПК РК). Например, специалист-криминапист, обладая специальными знаниями, еще при проведении предварительного исследования таких объектов, как следы рук, может точно установить, пригодны ли они для дальнейших идентификационных исследований, т.е. для установления конкретного лица, оставившего след руки; или по следам выстрела на преграде специалист-криминалист может точно установить, что выстрел произведен в упор или пригодны или не пригодны следы огнестрельного оружия на пулях и гильзах для дальнейшей идентификации конкретного экземпляра оружия и т.д.

На основании вышеизложенного, считаем, что дублирование отдельных исследований, проведенных сначала специалистом- криминалистом, а затем экспертом в большинстве случаев неэффективно и удлиняет сроки предварительного расследования, установленные законом. Кроме того, результаты предварительных исследований, проведенных специалистом-криминалистом, предлагаем оформлять отдельным документом - заключением специалиста-криминалиста, который должен иметь статус доказательства по делу и прилагаться к протоколу следственного действия, в частности, к протоколу осмотра места происшествия. Данные предложения должно найти отражение в дополнение отдельных пунктов в ст. ст. 115, 122 и 222 УПК РК.

В частности, в п. 2 ст. 115 предлагаем внести дополнение «Фактические данные, имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела, устанавливаются: ... заключением эксперта; заключением специалиста, проводившего предварительные исследования при участии в следственном осмотре ...».

В п. 1 ст. 122, по нашему мнению, должно быть внесено дополнение: «Доказательствами по уголовному делу являются фактические данные, содержащиеся установленные путем предварительного исследования следов привлеченным к проведению следственного осмотра специи-алистом-криминалистом и содержащиеся в заключении специалиста, прилагаемого к протоколу данного следственного действия ...».

П. 7 ст. 222 предлагаем дополнить: «Осмотр обнаруженных следов и иных материальных объектов осуществляется на месте производства следственного действия. Если это возможно, то специалистом-криминалистом проводится предварительное исследование следов, и предметов. Результаты предварительного исследования оформляются заключением специалиста и прилагаются к протоколу данного следственного действия. ...»

 

Литература 

  1. Обнаружение, фиксация и изъятие следов. Справочник для следователей и оперативных работников внутренних дел. - М„ 1969.
  2. Самарин Т.М. Значение осмотра места происшествия и вещественных доказательств. /Сб. научных трудов «Проблемы и практика трасологических и баллистических исследований». Вып. 17.-М,
  3. Ищенко П.П. Специалист в следственных действиях. Уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты: Практическое пособие М.: Юридическая литература, 1990.
  4. Кунчев И.Д. Методный подход к анализу обстановки места происшествия как источника информации о неизвестном преступнике /Методология судебной экспертизы.-М.: ВНИИСЭ, 1986.
  5. Комаринец Б.М., Шевченко Б.И. Руководство по осмотру места преступления. Книга 11-М,
  6. Корма В.Д. Предварительные криминалистические исследования следов применения оружия.- М., 2005.
  7. Гуминиченко С.С. Судебная баллистика и судебная баллистическая экспертиза: Учебное пособие. - Алматы:  ОФППИ «Интерлигал», 2007.
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция