Роль личностного начала в формировании духовно-нравственной культуры современных школьников

В статье рассматривается одна из ключевых и кризисных проблем, стоящих перед каждым родителем, обществом и государством в целом, — духовно-нравственное воспитание детей. Современным педа­гогам важно учитывать и понимать реальную действительность, в условиях которой происходит раз­витие человека. Автором определено, что отсутствие духовности, как объединяющего начала общест­ва, которое выражается в виде моральных ценностей и традиций, а также ее ядра — совести — порож­дает в человеке цинизм, характеризующийся презрительным отношением к культуре общества, к его духовным и нравственным ценностям.

В отечественной культурологии существует несколько подходов к пониманию культуры. Отме­тим некоторые из них, как имеющие отношение к рассматриваемой теме.

По словам Э.С.Маркаряна, различие между ними выражается, с одной стороны, в понимании культуры как процесса творческой деятельности, с другой — как специфического человеческого спо­соба деятельности. Общее для них заключается в деятельностной интерпретации культуры [1; 33].

Представители первой концепции (А.И.Арнольдов, Э.А.Баллер, Н.С.Злобина, Л.Н.Коган, В.М.Межуев и другие) выделяют и сочетают два параметра культуры — творческий и личностный, что позволяет говорить о гуманистической направленности данного подхода, где авторы стремятся показать фундаментальную роль личности как созидательного начала в истории человечества. Отсю­да происходит тенденция к аксиологизации культуры, изначальному наделению ее положительными свойствами, а также проистекает характеристика культуры как меры гуманизации общества и чело­века.

С точки зрения С.Н.Злобина, культура — это, прежде всего, развитие личности как субъекта деятельности, область, в которой формируются не просто вещи или идеи, но сам человек, во всей многосторонности и целостности своего бытия. Как отмечает сам автор, «тот или иной продукт твор­ческой деятельности приобретает значение факта и фактора культуры только тогда, когда он соци­ально направлен, становится фактором формирования, моментом развития личности... » [2; 32].

Сторонники второй концепции (Э.С.Маркарян, В.Е.Давидович, Ю.А.Жданов, М.С.Каган, З.И.Файнбург, В.В.Трушков и другие) трактуют культуру как специфический способ человеческой деятельности, полагая неправомерным наделять культуру лишь положительными свойствами, а так­же привносить в ее структуру ценностные ориентации самих познающих субъектов.

Такое понимание культуры в каждом из подходов, где основной упор делается на одну из сторон — личностную или общественную — человеческой деятельности, свидетельствует о сложности и трудности сочетания в едином блоке знания о культуре антропологической и социологической про­блематики.

Кроме того, за последнее время произошли важные изменения в конфигурациях проблемных полей практически всех гуманитарных дисциплин. Как отмечает А.И.Шендрик, сегодня культуроло­гия как наука вступила в этап переосмысления собственных предметов. По наблюдению автора, большинство живущих в «информационном обществе» обладают так называемой «мозаичной куль­турой», основные черты которой были раскрыты А.Молем в его широко известной книге «Социоди-намика культуры». Под влиянием средств массовой коммуникации и в результате превращения их в основной источник информации формируется особый социальный тип личности — с «расщеплен­ным» сознанием, с искаженным мировосприятием, деформированной шкалой ценностей. Под воздей­ствием хаотического потока сообщений, который обрушивается из всех источников информации, возникает культура особого типа. Как отмечает А.Моль, «знания складываются из разрозненных об­рывков, связанных простыми, чисто случайными отношениями близости по времени усвоения, по созвучию или ассоциации идей» [3]. Практика и результаты многочисленных социологических ис­следований последних лет показывают, что большинство людей обладают культурой подобного типа, и можно предположить, что их число будет увеличиваться по мере того, как будет возрастать роль СМИ как основного канала передачи информации и приобщения к культурному наследию.

Ценность, культура, человек, общество и их история — явления, обладающие одним онтологи­ческим статусом; это есть бытие человека, которому открыт мир во всем своем многообразии, а цен­ность, в свою очередь, есть интеграл всех явлений его бытия и ключевой предмет социально-гуманитарного знания, направленного человеком на самого себя. И с этой точки зрения культура — это «вся создаваемая человечеством предметная действительность, воплощающая в себе наши собст­венные силы и отношения» (В.М.Межуев).

В современном обществе оценка культурных ценностей претерпевает существенные изменения, отражаясь не только в искусстве, но и в общественной жизни людей. В повседневной жизни это вы­ражается в различных аспектах — от пренебрежительного отношения к окружающей природе и со­гражданам до стремления оградиться от происходящих событий в поиске личного благополучия. Пе­реставая совершенствовать свои способности и совершенствоваться самому, человек теряет веру в свои творческие возможности. Отсюда человеческая жизнь — общественная и индивидуальная — подвергается системным кризисам. Одним из них является псевдодуховность — признак опустошен­ности внутреннего мира личности, неспособность индивидуально-личностно, творчески, свободно относиться к своему внутреннему миру и внешнему окружению. Псевдодуховность является не цело­стным, а утилитарным измерением бытия и возникает там, где человек живет не целостным настоя­щим, а его искусственными, частичными формами. Как отмечает И.В.Рынковой, в наше время невоз­можно поставить знак равенства между понятиями «духовность» и «культура», поскольку границы последнего размываются день ото дня. Достаточно посмотреть новостную ленту рубрики «Культура» в интернете, где на первом месте стоят подробности личной жизни знаменитостей, последние «сплетни» и т.п. «Подобное «окультуривание, — отмечает автор, — взращиваемое на человеческих страстях и не имеющее нравственной опоры, ведет к деградации общества, растлевая молодое поко­ление» [4; 63].

Духовность принадлежит сфере сознания, регулирующей деятельность человека, которая явля­ется лакмусовой бумажкой его ценностных характеристик. Духовность немыслима без интеллекта, воли и эмоций. Путь индивидуального осмысления и тех противоречий, с которыми встречается лич­ность в своем духовно-нравственном становлении, непосредственно зависит от системы ценностей, которые она исповедует. Именно поэтому, говоря об изменениях в обществе, связанных с техниче­ским прогрессом, внедрением компьютерных технологий во все сферы общественной жизнедеятель­ности, мощным потоком информации и пр., важно не забывать о том, что залогом здорового общест­ва является его духовно-нравственное развитие.

У современных детей становятся очевидными различия в мировосприятии, темпах развития, по­ведении и осознании самого себя. Родители и опытные педагоги констатируют, что сегодня боль­шинство детей не умеют общаться, играть, выстраивать свои отношения со сверстниками и пр. Зачас­тую, пытаясь занять себя вне круга имеющихся игрушек, маленькие дети заменяют их бытовой тех­никой, посудой и т. п. На переменах в младшей школе дети достают своих заветных «монстриков», светящихся уродцев с клыками и рожками. Все чаще учителя начальных классов обеспокоены не­стандартным поведением «оригинальных» детей, которые мешают вести занятия учителям и учиться другим детям. Причем если раньше таких «оригинальных» личностей было 1—2 человека на класс, то сейчас их количество увеличивается. Причин тому множество. Одна из них — практически полное отсутствие семейного воспитания. Все отчетливее проявляется в детях дефицит ласки, душевного тепла и взаимного внимания. Родители все меньше общаются со своими детьми. «Компьютерные няньки» делают свое дело. Совсем недавно первоклашка на моё приветствие отвечал с горящим взглядом, что «папа скачал новую игру, и я поклонник «Сталкера», а вчера я дошёл до нового уров­ня.». При этом при первой же неудаче этот ребенок с истерикой забивается под парту, кричит, что его не любят и не понимают. Подобные проблемы снежным комом несут свое продолжение в средней школе.

Сцены насилия, каждодневно показываемые на экране, постепенно ведут к тому, что человече­ская жизнь в глазах детей обесценивается. Через различные триллеры и боевики подросток незаметно привыкает к тому, что человека можно легко убить. Насмотревшись кровавых сцен, ребёнок теряет страх перед смертью и думает, что с жизнью легко можно покончить. Это является одной из причин суицидальных проявлений среди подростков. Всевозможные реалити-шоу настолько внедряются в подсознание, что ребёнок невольно начинает подражать своим любимым «героям». Более того, в по­добных передачах общение между участниками строится на ругани, неуважении, и очень часто всё доходит до драки. В фильмах и сериалах зачастую пропагандируется красивая и лёгкая жизнь, пока­зывается, что стать богатым просто — деньги идут сами собой. В результате школьники от реальной жизни постепенно уходят в мир фантазий.

В компьютерных же играх граница условности недопустимо сдвигается в сторону реализма. Эта виртуальная реальность, где на ваших глазах происходит убийство, где от воли «манипулятора» зави­сит жизнь многих маленьких движущихся человечков. При этом, как отмечают психологи, изучаю­щие данную проблему, чем больше у ребенка психологических трудностей в жизненной реальности, тем глубже он погружается в реальность виртуальную. Для преодоления трудностей здесь не требу­ется особых волевых усилий, достаточно лишь простого нажатия на кнопки, чтобы ощутить себя ге­роем-суперменом. Погружаясь в виртуальный компьютерный мир, человек не только перестает инте­ресоваться окружающим миром, но и теряет способность к простому человеческому общению, аути-зируется, замыкается в себе. По наблюдению детских психиатров, любители компьютерных игр при­выкают находиться в так называемом «пассивном возбуждении», когда удовольствие достигается без усилий, а лишь путем возбуждения подкорковых структур, заведующих этой эмоцией. Это оказывает расслабляющее влияние на личность, отбивает инициативу, действуя как наркотик. Отсюда выраста­ют не только физическая, но и духовная ослабленность, боязнь реальной жизни с ее трудностями и проблемами. При завышенных притязаниях слабо развит волевой потенциал. Подобное несоответст­вие завышенных притязаний ребенка с его реальными возможностями в душе ведет к возникновению внутреннего конфликта, дискомфорта, следствием которого являются постепенная невротизация личности, ее замкнутость и неспособность к открытому позитивному общению.

Известно, что именно в игре ребенок познает мир, через игру можно развивать, обучать, воспи­тывать. Дети, не умеющие играть со сверстниками, замыкаются в себе и не умеют выстраивать взаи­моотношения с окружающими. Игра является во многом подражанием взрослому миру, началом осмысления тех или иных жизненных ситуаций и взаимоотношений.

Еще одной реальной угрозой для неокрепших юных сердец является самое распространенное движение среди подростков «Школа монстров» (Monster High). Начало проекта было положено раз­работчиками американской серии фэшн-кукол Г.Сэндером и К.Райли. Официальный релиз состоялся в июле 2010 г. Персонажи этой серии вдохновлены фильмами ужасов и классическими историями о чудовищах, что выделяет Monster High из ряда прочих фэшн-кукол. Большая часть персонажей серии связана с образами знаменитых чудовищ. В настоящее время проект имеет свой сайт, где посетители могут стать учащимися «школы», принимая участие в флеш-играх, просматривая новые сериалы про «убийственно обаятельных» учениц с клыками и рогами. Разработчики популярного проекта целена­правленно и планомерно, с учётом психологических особенностей восприятия, образного мышления детей, «вытравливают» все доброе и человеческое из детской души, размывают нравственные ориен­тиры, разрушают детскую психику. Очень жаль, что большинство современных психологов умалчи­вают об опасных последствиях данного увлечения и вовлечения наших детей в оккультные сети «Школы монстров».

Искажается и ограничивается такое высокое понятие, как «любовь». Многие из детей, давая определение данному понятию, суживают его значение до слова с «неприличным содержанием». А ведь именно на любви основаны все ценностные смыслы! И само понятие «нравственность» про­изошло от «нравить», т.е. любить. В основе нравственности лежит не корыстное и эгоистическое чув­ство, но любовь к истине, добру и справедливости. И как важно научить подростка верить в любовь, воспитывать в нем чувство верности. Любовь — это труд души.

Важную роль в формировании нравственного чувства играет атмосфера семьи, где и должно на­чинаться его развитие. Наиболее важным периодом является подростковый возраст, где от ребенка требуется уже способность к более или менее широким обобщениям, к оценке окружающего с нрав­ственной точки зрения, к суждению о своих и чужих поступках. Единство нравственного чувства и интеллекта выражается понятием «совесть». Всякое чувство приобретает характер нравственного, если оно сопровождается проявлением совести.

Первый урок по духовно-нравственному воспитанию в шестом классе начинаю с вопроса: «Что должен уметь человек в 11—12 лет?». Общими усилиями приходим к заключению, что, помимо чисто практических учебных навыков, человек должен уметь дружить, общаться, но при этом необходимо главное — способность к состраданию, сопереживанию, умение слышать и слушать. Именно здесь коренится древо, именуемое любовью друг к другу.

Умение выслушатьнепременное требование наших уроков. Это довольно сложно, поскольку современный мир буквально кипит и клокочет, отнимая у человека время и силы на внутреннюю ти­шину и сосредоточенность. Именно поэтому многие из людей так боятся одиночества. Непросто об­стоит дело и с выражением добрых мыслей и эмоций.

На одном из уроков учащимся было предложено поиграть в простую игру под названием «По­желание другу». Согласно правилам игры дети по цепочке должны передавать своему соседу по пар­те добрые пожелания и чувства, начиная фразу следующими словами: «Дорогой друг! Я желаю те­бе...». Из тридцати человек только десять сумели сформулировать свое пожелание по стандартной формуле-подсказке: «Желаю хорошо учиться, не болеть и т.п.» Лишь некоторые из учащихся смогли связать эти пожелания с нравственными категориями: «Желаю счастья, хороших друзей, хорошего настроения и пр.» Встретилось и одно на редкость оригинальное пожелание: «Желаю найти остров вечной радости». Необходимо отметить, что в процессе игры дети неумело выражали свои мысли и чувства, чувствовали себя довольно скованно, стеснялись посмотреть в глаза своим одноклассникам, боясь, вероятно, выглядеть смешными.

Одна из целей школьного образования — научить ориентироваться в мире духовных ценностей, отражающих разные культуры и мировоззрения. При этом среди семи ключевых образовательных компетенций на первом месте стоит ценностно-смысловая компетенция. Это компетенция в сфере мировоззрения, связанная с ценностными представлениями ученика, его способностью видеть и по­нимать окружающий мир, ориентироваться в нём, осознавать свою роль и предназначение, уметь вы­бирать целевые и смысловые установки для своих действий и поступков, принимать решения. Кроме того, сюда относится и компетенция личностного самосовершенствования, которая выражается в непрерывном самопознании учащихся, в развитии необходимых современному человеку личностных качеств, культуры мышления и поведения [5].

Важно отметить, что данные компетентности формируются не только в процессе обучения в школе, но и под воздействием семьи, друзей, внеклассных мероприятий и пр. В связи с этим реализа­ция компетентностного подхода зависит в целом от образовательно-культурной ситуации, в которой живёт и развивается личность.

Ценностным основанием выделения компетентностей является ориентация на создание макси­мально благоприятных условий для саморазвития, самоопределения личности в образовательном процессе. При этом следует учитывать, что для каждого возраста характерна своя система ценностей, которая проявляется в позициях, социальных ролях, значимых для ребенка проблемах. Приведу лишь немногие примеры-размышления из творческих работ шестиклассников на тему «Какие ценности необходимы современному человеку?»:

«Современному человеку нужен нормальный «комп» и скоростной интернет» (Игорь, 12 лет).

«Один человек существовать не может. Если ты хочешь жить, а не существовать, то у тебя дол­жен быть близкий и родной человек. Наш мир полон зла, но если мы будем чуть добрее и приветли­вее, то наш мир станет лучше. За всю историю нашей страны, нашей великой России, было много войн и катаклизмов, и все это мы смогли пережить, только сплотившись. Вот так и сейчас, мы долж­ны быть вместе, чтобы пережить все невзгоды» (Злата, 12 лет).

«Спокойно я ехал по дороге жизни, пока мир не начал вставлять мне палки в колеса. Тогда друзья стали их вытаскивать и снова поднимать в дорогу» (Илья, 12 лет).

«Судьба каждого в его руках. Если ты будешь хорошим и честным человеком, то дорога твоей жизни будет не черно-белой полосой, а радужной дорожкой, несущей счастье и улыбки в твою жизнь» (Денис, 12 лет).

«В наше время очень трудно найти таких людей, которые в любую минуту смогут поддержать, почувствовать боль, которую испытывает другой человек. Про людей XXI века можно сказать, что они не живут, они, словно роботы без сердца, не могут любить. Они самовлюбленные» (Юля, 13 лет).

При этом духовность не ограничивается только универсальными ценностями, а имеет и ценно­стное отношение к миру и самому себе. Из творческих работ детей на темы «Сокровище, которое нельзя потерять», «Свет родного дома», «Слово лечит, слово ранит»:

«Сокровище, которое нельзя потерять, — это человеческая душа. Душа — это то, что останется с нами навсегда. Никто не может отнять ее у человека. Можно отнять вещь, даже мысль, но душу ни­как нельзя потерять. Вот такая наша душа, которая останется с нами навечно» (Роксана, 12 лет).

«Дом как дом, окно как окно. Вот я иду домой, и появляются золотые шаги. Я посмотрела в свое окно и вижу, что оно сверкает. Мама смотрит — оно блестит. Мама отошла — все погасло. Единст­венное окно для меня — это свое» (Патимат, 11 лет).

«Жил на свете человек, как-то раз упал он и навек заперся в какой-то комнатушке. Испугался жить.» (Илья, 12 лет).

При формировании духовно-нравственных ценностей важно ориентироваться на саморазвитие личности, осознание:

1) самоценности личности, ее уникальности;

2) неисчерпаемости возможностей развития каждой личности, а также ее творческого саморазвития;

3) приоритета внутренней свободы для творческого саморазвития по отношению к свободе внешней.

Ценность, по словам И.И.Докучаева, выражает «человеческое измерение культуры», воплощает в себе отношение к формам человеческого существования и как бы стягивает все духовное многооб­разие к разуму, чувствам и воле человека. Ценность — это не только осознанное, но и жизненно, эк­зистенциально прочувствованное бытие, личностно окрашенное отношение к миру, возникающее не только на основе знания и информации, но и собственного жизненного опыта человека. Поэтому цен­ность — это ключевая форма отражения не только бытия, но и всей человеческой деятельности [6].

Нет необходимости утверждать или навязывать ценности. Конечно, в процессе их признания возможны различные методы воспитательного характера, но пока ценность не стала притягательной и свободно выбранной моделью деятельности, она, строго говоря, еще и не является ценностью, а только нормой. Пока мы приучаем ребенка к признанной нами ценности, она для него только норма, как и многие нормы, которые мы сами можем и не соблюдать, хотя они нам хорошо известны, но не признаны в качестве ценных. Однако как только ребенок осознает зависимость своего бытия (а не просто наказания или поощрения за поступок) от степени реализации соответствующей модели дея­тельности, норма его деятельности становится ценностью.

Русский психолог Н. Н.Ланге, показывая особенности формирования устойчивых волевых моти­вов, проследил, как из первоначально бессистемных действий, беспорядочности желаний, бессвязной последовательности мотивов с течением времени и под воздействием воспитания вырабатывается единство, формируются детерминирующие тенденции поведения.

Ум, чувства, воля — три кита, на которых должно строиться формирование духовно-нравственных ориентиров. При этом, несомненно, чрезвычайно важна роль личного авторитета педа­гога, превосходства ума, знаний, душевных свойств. Но личный авторитет взрослый должен исполь­зовать не для подавления учащегося, а для стимулирования его сил в направлении совершенствова­ния личности.

На уроках по духовно-нравственному воспитанию важно показать детям, что жизнь — это дея­тельность, созидающая и преобразующая работа. И на этом пути не следует впадать в панику, свали­вать вину на внешние обстоятельства (правительство, чиновников, современное общество и т.п), а смело привносить в этот не всегда приветливый мир настоящие мысли, чувства и поступки. Замеча­тельно об этом сказал священник Борис Ничипоров: «Что делает мудрый человек в плену? Он не рвется через колючую проволоку, не митингует, не ударяется в тоску, не сетует на своих надсмотр­щиков и конвоиров. Оказываясь в пленной ситуации, он садится, осматривается вокруг и говорит: «Так, будем устраиваться и жить здесь». И начинает действовать в рамках своей стесненной свободы. Ее-то, на самом деле, хоть отбавляй, особенно для духовного движения. Никакие внешние рамки не могут в духовном смысле человека стеснить по-настоящему» [7;30].

Особое значение в формировании духовно-нравственных ценностных ориентиров имеет нравст­венный идеал как совершенное воплощение представлений о человеке. Данный идеал наиболее бли­зок миру ребенка, который мыслит не логическими категориями и разумом, а образами и сравнения­ми. Он учит детей подражать избравшим добро, следовать за отвергающими зло. Ведь душа ребенка особенно нацелена на динамику, экспрессию, героический пафос в жизни. На нашей страничке в фейсбуке «Истоки» есть рубрика «Мысли о главном», где учащиеся помещают свои творческие рабо­ты о «незаметных» героях нашего времени. Среди них — Сергей Солнечников, российский офицер, ценой своей жизни спасший подчинённых ему солдат при взрыве боевой гранаты; восьмилетняя Са­ша Ершова — девочка, совершившая подвиг во время ужасной катастрофы в аквапарке «Трансвааль» 14 февраля 2004 г.; второклассник Женя Табаков, ценой своей жизни спасший сестру от преступника, и другие.

Важен тот факт, что эти примеры из сегодняшней жизни, потому и воспринимаются они детьми с особым вниманием и чуткостью. Подобные примеры наполняют сердце верой в человека, раскры­вают абсолютную ценность каждой личности перед Богом. Эта вера для учителя — действительная убежденность в том, что в каждом ребенке есть то самое доброе и прекрасное, что может послужить основанием к тому, на чем построится его последующая жизнь.

 

 

Список литературы

  1. Маркарян Э.С. Исходные посылки культуры как специфического способа человеческой деятельности // Философ­ские проблемы культуры. — Тбилиси: Мцниереба, 1980. — 220 с.
  2. Злобин Н.С. Культура и общественный прогресс. — М.: Наука, 1980. — 304 с.
  3. Шендрик А.И. Информационное общество и его культура: противоречия становления и развития // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». — — № 4; Культурология // Знание. Понимание. Умение. — 2010: [ЭР]. Режим доступа:zpu-journal.ru/e-zpu/2010/4/Shendrik/ (Дата обращения 31.03.2014).
  4. Рынковой И.В. Проблема формирования ценностного сознания в российском обществе// Вестн. ТулГУ. — Вып. 9. Тула, 2012. — С. 53—66.
  5. Гурьянова А.В. Компетентностный подход в образовании // Фестиваль педагогических идей «Открытый урок»: [ЭР]. Режим доступа:festival.1september.ru/articles/574903/ (дата обращения 04.04.2014).
  6. ДокучаевИ.И. Ценность и экзистенция. Основоположения исторической аксиологии культуры. — СПб.: Наука, 2009. — 595 с.
  7. Ничипоров Борис, протоиерей. Православное образование не должно быть образованием исключительно для право­славных // В какой школе учиться православному ребенку? — СПб.: САТИСЪ, 2008. — 64 с.
Год: 2014
Город: Караганда
Категория: Философия