Модель управляемого хаоса в экономической сфере

Автор дает определение модели управляемого хаоса в экономической сфере, предлагает ее состав и приводит основные системные характеристики. Рассматривает возможности применения модели для подрыва экономической безопасности России. Выделяет основные сферы экономики как объекты воздействия технологий управляемого хаоса. Раскрывает угрозы экономической безопасности России. 

Глобализация воздействует на все три ключевые сферы управления коллективной деятельностью людей: административно-государственное (политическое) управление; управление социально-экономической сферой; управление культурно-мировоззренческой сферой. В каждой сфере управления имеются ключевые области критичности, воздействие на которые способно оказывать сильное влияние на стабильное развитие отдельной страны.

Конфликты нового поколения — гибридные войны

США в своем стремлении к мировому лидерству пытаются использовать глобальную неста­бильность для ослабления стратегических конкурентов, прежде всего Китая, Европейского союза и России. Подрывные действия в сфере экономики являются важнейшей составляющей американской стратегии, которая в известной части базируется на разработке конфликтов и угроз нового поколения — гибридных войн и гибридных угроз [1].

Понятие «гибридная, или многомерная, война» объединяет широкий диапазон действий, осуще­ствляемых противником с использованием военных и иррегулярных формирований с проведением одновременно по единому замыслу и плану операций по хаотизации экономики, сферы военной безопасности, культурно-мировоззренческой сферы, кибератак. Такой вид конфликта сочетает ин­формационное, военное, финансовое, экономическое и дипломатическое воздействие на противника в реальном масштабе времени.

Гибридная война в сочетании с технологиями управляемого хаоса при организации цветных ре­волюций и некоторыми другими факторами способствует созданию глобальной критичности, которая подрывает фундаментальные основы существующего миропорядка. Механизмы усиления и эксплуа­тации критичности положены в основу концепции управляемого хаоса, используемой для хаотизации обстановки в стране-мишени. Сами механизмы в общем случае маскируются под меры по содейст­вию демократии и рыночным реформам, повышению экономических стандартов и ресурсных по­требностей, вытесняющих идеологию.

Технологии «управляемого хаоса» показывают свою высокую эффективность во всех упомяну­тых выше ключевых сферах управления коллективной деятельностью людей. В каждой из сфер имеются ключевые области критичности, воздействие на которые способно оказывать сильное влияние на стабильность отдельной страны.

Экономика как объект технологий управляемого хаоса

В экономике как возможном объекте приложения технологий управляемого хаоса критичность может создаваться в каждой из четырех взаимоувязанных и взаимозависимых сфер: производстве, распределении, обмене и потреблении. С учетом предназначения и специфики функционирования каждой из сфер может быть подобран соответствующий «набор» подрывных технологий.

Так, весьма уязвимой для хаотизации представляется сфера производства, в которой осуществ­ляется создание материальных и нематериальных благ. Материальные блага создаются в промыш­ленности, строительстве, сельском хозяйстве, в добывающих и некоторых других отраслях. К сфере нематериального производства относят грузопассажирские транспортные перевозки, ЖКХ, образова­ние, здравоохранение и т.д. Хаотизация может быть весьма эффективной в условиях недостаточного развития реального сектора экономики страны, высокой зависимости от критически важных зару­бежных технологий. Серьезный экономический эффект могут иметь санкции, нацеленные на нанесе­ние ущерба энергетическому и финансовому сектору экономики, а также оборонной сфере, машино­строению и добывающим отраслям промышленности. Во внутренней политике мощным источником напряженности могут служить нарушения принципов социальной справедливости в обществе в про­цессе распределения произведенных материальных благ. Такие нарушения могут быть спровоциро­ваны коррупцией, сбоями в работе государственных учреждений, например, ЖКХ, органов соцзащи­ты населения или налоговых органов [2].

Деятельность сферы обмена в существенной степени базируется на финансах, которые пред­ставляют собой достаточно уязвимую часть экономики любого государства. Опыт развала СССР и цветных революций в ряде стран показывает, что хаотизация финансовой сферы обеспечивается ис­пользованием подконтрольных Западу международных валютно-финансовых организаций, введени­ем целевых санкций в сферах производства и финансово-банковской, манипуляцией ценами на нефть и газ. К участию в санкциях в рамках блоковой дисциплины привлекаются союзники США по НАТО и Европейский союз. Так, например, все еще широкое использование в России доллара в финансовых расчетах создает объективные предпосылки для хаотизации финансовой системы. Другие санкции могут быть нацелены на ограничение доступа страны-мишени к международным финансовым рын­кам, на более строгое применение правил ВТО и других торговых норм, отражающихся на экспорте.

И наконец, хаотизация процесса потребления может осуществляться, например, путем манипу­ляции ценами на продукцию, введением эмбарго на поставки критически значимых товаров. Анализ особенностей использования технологий управляемого хаоса для подрывной деятельности, направ­ленной против государств-мишеней, показывает, что первоочередными целями для воздействия тех­нологий хаотизации, наряду со сферой военной безопасности государства, является ее социально-экономическая сфера, в первую очередь, финансы, энергетика (добыча нефти и газа) и международ­ные транспортные коммуникации.

В последние годы в качестве мощной антисистемной силы для хаотизации энергетической и транспортной сфер в национальном и международном масштабах используется исламский радика­лизм (главным образом, на Ближнем и Среднем Востоке, в Афганистане и Центральной Азии) [3]. В Европе подрывной арсенал средств хаотизации пополнился воинствующим национализмом и экс­тремизмом на Украине и в некоторых других странах.

Соединенные Штаты считают хаос «управляемым» и видят в нем новый инструмент продвиже­ния своих национальных интересов в условиях глобальной критичности, под предлогом демократи­зации современного мира. Остальные страны, включая Россию, рассматривают этот процесс как все­общее бедствие, способное привести к глобальной катастрофе.

Моделирование в условиях глобальной критичности

Американскую стратегию использования критичности в национальных интересах США откро­венно обрисовал в 1998 г. один их разработчиков концепции управляемого хаоса Стивен Манн: «Я хотел бы высказать одно пожелание: мы должны быть открыты перед возможностью усиливать и эксплуатировать критичность, если это соответствует нашим национальным интересам, — например, при уничтожении иракской военной машины и саддамовского государства. Здесь наш национальный интерес приоритетнее международной стабильности. В действительности, сознаем это или нет, мы уже предпринимаем меры для усиления хаоса, когда содействуем демократии, рыночным реформам, когда развиваем средства массовой информации через частный сектор» [4; 7].

Подобное пренебрежение интересами отдельных стран всего международного сообщества стало одним из ключевых постулатов американской национальной стратегии и способствует нарастанию глобальной турбулентности и нестабильности. В некоторых случаях это провоцирует лавинообраз­ный и неконтролируемый процесс драматических изменений в мире и отдельных государствах.

Одним из средств, способствующих успешному решению проблем, связанных с обеспечением стабильного и устойчивого развития национальной экономики в трудно предсказуемом мире, могут быть современные инструментальные средства поддержки принятия решений.

Для всестороннего и системного изучения концепции управляемого хаоса с целью выработки мер по противостоянию разрушительным механизмам ее возможного применения против Российской Федерации одним из таких инструментов может быть модель управляемого хаоса. Подобная модель позволяет осуществить символическое отображение одного или нескольких сценариев развития про­цесса управляемого хаоса и механизмов подрыва с его помощью экономики государства-мишени. Исследование такой модели может быть полезным для прогнозирования и стратегического планиро­вания шагов по обеспечению экономической безопасности страны, для разработки мер по недопуще­нию хаоса.

Реакция модели на внутренние и внешние воздействия является ответом на развитие экономиче­ских и политических ситуаций, возникающих в рамках выбранного сценария управляемого хаоса. Целевая функция модели управляемого хаоса состоит в приведении экономики страны-мишени к за­ранее определенному уровню, заданному авторами сценария. При этом под сценарием можно пони­мать «заранее подготовленный план осуществления чего-нибудь» [5; 781].

Под экономической ситуацией предлагается понимать конкретную обстановку в сферах производства, распределения, обмена и потребления, результат какого-либо этапа развития в одной из этих сфер или преддверие более или менее значительных событий в экономике в целом.

Сценарий управляемого хаоса в экономической сфере может включать описание возможного на­чала, развития, завершения и последствий действий всех участников: международных организаций, отдельных государств и их объединений, ключевых негосударственных субъектов. Такой набор раз­личных по своей природе участников позволяет использовать при описании сценариев управляемого хаоса термин «гибридная, или многомерная, война» [6].

Моделирование разработанного сценария помогает определить те поворотные моменты, когда вовремя принятое решение еще может повлиять на ход событий, на развитие экономической ситуа­ции в нужном направлении. Модель создается на основе анализа целей подрывных действий, их ха­рактера, соотношения политических, экономических и других возможностей сторон, состояния субъ­ективных и объективных факторов, влияющих на развитие обстановки. При разработке сценария не­избежно возникают неопределенности, которые в большинстве случаев делают весьма непростой са­му формулировку начальных условий, которые кладутся в основу деятельности модели.

Сценарий в развернутой форме показывает «возможные варианты будущих событий для их дальнейшего анализа и выбора наиболее реальных и благоприятных условий» [7; 126].

Особенности экономической сферы позволяют широко использовать и количественные оценки.

«Сценарий призван дать ответ на два вопроса: 1) как именно, шаг за шагом, может возникнуть та или иная гипотетическая ситуация? 2) какие возможности существуют на каждом этапе для каждого действующего лица для того, чтобы остановить процесс, изменить или ускорить его ход?» [8; 95].

Модель управляемого хаоса

Рассмотрение вопросов использования технологий управляемого хаоса в экономической сфере представляется целесообразным с использованием моделей как метода системного исследования.

Модель должна удовлетворять ряду требований, связанных с ее созданием и быть адекватной сложному явлению, которым является национальная или глобальная экономика. Общее предназначе­ние модели управляемого хаоса, требования к ней и ее свойства изложены автором этой статьи в ряде работ [9-11].

Под моделью управляемого хаоса в сфере экономики предлагается понимать идеальный образ, аналог выбранного заказчиком сценария управляемого хаоса, воспроизводящий в символической форме комплекс мероприятий по усилению и эксплуатации критичности в экономической сфере страны-мишени. Такая модель представляет собой совокупность научно обоснованных системных компонентов, необходимых для анализа способностей выбранного сценария обеспечить выполнение согласованных и взаимосвязанных действий по достижению поставленной цели.

Отметим, что при построении модели управляемого хаоса для отдельной страны важное место отводится фиксации зон пересечения интересов действующих субъектов глобальной экономики — «центров силы». Исследователи выделяют несколько современных «центров силы» (США, ЕС, Ки­тай, Россия), пересечения экономических интересов которых оказывают существенное, а порой опре­деляющее влияние на экономику конкретной страны [2, 3]. При этом такое влияние нередко носит дестабилизирующий характер, что требует фиксации в модели противоречащих (кризисных) точек по видам, группам и уровням и возможных вариантов их разрешения.

Схематически модель управляемого хаоса в экономической сфере может быть представлена сле­дующим образом (рис.).

Модель управляемого хаоса в сфере экономики

Рисунок. Модель управляемого хаоса в сфере экономики

Системное описание модели управляемого хаоса в сфере экономики удобно представить в виде матрицы системных характеристик, сравнение которых позволяет осуществить оптимизацию выбора модели. Такая матрица включает несколько системных компонентов, которые могут быть описаны характеристиками в рамках четырех основных измерений модели: статического, контрольного, дина­мического и прогнозного. Применительно к бизнес-модели подобная матрица рассмотрена Н.Д.Стрекаловой [12].

Системные компоненты модели управляемого хаоса

В контексте настоящей статьи матрица модели управляемого хаоса в сфере экономики позволяет дать описание набора взаимосвязанных системных компонентов, отражающих решения в области стратегии, структуры и сетевых связей модели. Общий вид матрицы системных характеристик при­менительно к модели управляемого хаоса в сфере экономики показан в таблице.

Приведенная матрица позволяет описать модель в обобщенном виде с помощью четырех сис­темных элементов — функции, входа, выхода, процессора.

Целевая функция модели раскрывает предназначение модели и предполагает выработку реко­мендаций (управляющих воздействий), направленных на повышение уровня конфликтности в эконо­мической сфере страны-мишени, дестабилизации сфер производства, распределения, обмена и по­требления. Функция определяет, что должно быть достигнуто в результате функционирования систе­мы, однако не указывает, как это должно быть сделано.

На вход модели воздействуют различные факторы — вызовы, риски, опасности и угрозы, фор­мируемые в рамках сценария развития обстановки и ситуациями, возникающими при функциониро­вании модели в соответствии со сценарием.

На выходе между различными уровнями управления модели реализуются задачи обмена инфор­мацией, контроля, управления и обратной связи.

Таблица

Матрица системных характеристик модели управляемого хаоса в сфере экономики отдельной страны 

Процессор как важная системная характеристика модели обеспечивает сопоставление текущего состояния экономических сфер с заданным уровнем. Особенности процессора модели и ее алгоритма как важнейшей системной характеристики рассмотрены автором в ряде работ [9-11].

Функционированию алгоритма как важной системной характеристики модели применительно к использованию технологий управляемого хаоса в ходе цветных революций посвящена статья [9]. Алгоритм непосредственно связан с функциями управления и разработки решений и обеспечивает реализацию сценария за счет выполнения четко определенной последовательности действий.

Использование возможностей моделирования (включая компьютерные модели) применения тех­нологий управляемого хаоса в рамках комплексного воздействия на жизненно важные сферы госу­дарства-мишени открывает новые возможности для переформатирования объекта к нужному для ор­ганизаторов состоянию. Системный характер воздействия, комплексное применение по единому за­мыслу политических, экономических, идеологических способов воздействия, использование компью­теров для оперативного анализа развития обстановки позволяют создавать лавинообразный процесс изменений, которые могут осуществляться в сжатые сроки. Такая совокупность технологий при соз­дании необходимой концентрации и интенсивности воздействия при их применении против Россий­ской Федерации формирует существенную угрозу для нашей страны.

Ограниченная системная конфронтация между Россией и США займет, по-видимому, не один десяток лет (по некоторым оценкам, она может продлиться, как минимум, до середины следующего десятилетия). В конечном итоге, ожидается существенное ослабление одной из сторон и установле­ние новых правил взаимоотношений. В течение всего этого периода Вашингтон будет рассматривать Россию как противника и продолжит попытки наказывать, сдерживать и ослаблять ее с использова­нием всего современного арсенала средств «жесткой» и «мягкой» силы. Подобное противостояние требует мобилизации значительных ресурсов нашего государства.

Для противостояния используемой против России модели управляемого хаоса в экономической сфере нужна национальная система обеспечения экономической безопасности и управления развити­ем страны. О неотложности решения этой проблемы говорит академик РАН С.Ю.Глазьев: «По-видимому, исторический выбор уже состоялся: курс руководства России на восстановление сувере­нитета и евразийскую интеграцию вызвал агрессию правящих кругов США против РФ путем захвата ими контроля над Украиной и превращения ее в плацдарм для развертывания мировой гибридной войны, ведущейся Вашингтоном с целью удержать мировое лидерство в нарастающей конкуренции с Китаем. Россия избрана американскими геополитиками в качестве направления главного удара в силу сочетания объективных и субъективных обстоятельств» [6].

Использование модели управляемого хаоса в сфере экономики является важнейшей составляю­щей американской стратегии, которая в известной части базируется на разработке конфликтов и уг­роз нового поколения — гибридных (или многомерных) войн и гибридных угроз. Противодействие попыткам нанести ущерб российской экономике должно осуществляться с учетом комплекса внеш­них и внутренних угроз экономической безопасности Российской Федерации.

Внешние угрозы связаны с эскалацией международной напряженности, которая сопровождается резким усилением военно-силовой составляющей в действиях США и НАТО. При этом Запад сочета­ет информационное, военное, финансовое, экономическое и дипломатическое воздействие на про­тивника в реальном масштабе времени.

Нейтрализация внутренних угроз требует внесения существенных корректив в национальную макроэкономическую политику, развития производственных отраслей экономики, пересмотра финан­совой политики.

Научно обоснованному и системному изучению жизненно важных проблем и выработке реше­ний может способствовать использование возможностей моделирования сложных процессов мировой политики и экономики. 

 

Список литературы

  1. Бартош А.А. Гибридные войны в стратегии США и НАТО. Как обеспечить национальную безопасность России в условиях нетрадиционных угроз и вызовов // Независимое военное обозрение. — 2014. — 10 окт.
  2. Глобальные вызовы ХХІ века — геополитический ответ России: Монография / Под ред. акад. И.И.Халеевой — М.: ФГБОУ МГЛУ, 2012. — 318 с.; Делягин М. — Г.: ЖКХ, тарифы, реформа и революция. — [ЭР]. Режим доступа: http // com / news / detail / id / 1441071
  3. БлейкМаршалл. Россия, Украина и экономическая политика США. —TheNationalInterest, США — 13. 10. 2014. — [ЭР]. Режим доступа: ru / world / 20141013 / 223627097. html (дата обращения: 12. 11. 14).
  4. Mann Steven R. The Reaction to chaos. — [ЭР]. Режимдоступа: http: www. dodccrp. org / html4 / bibliography / comch06. html P. 7 (датаобращения: 18. 2014).
  5. Ожегов С.И. Словарь русского языка: 70 000 слов / Под ред. Н.Ю.Шведовой. — 21-е изд. перераб. и доп. — М.: Рус. яз.,1989.
  6. Глазьев С.Ю. Выход из хаоса. — Ч. І. Военно-промышленный курьер. — 2014. — 12 нояб. — № 42 (560). — [ЭР]. Режим доступа: http: // vpk-news. ru / articles / 22623 (дата обращения: 19. 11. 14).
  7. Курносов Ю.В. Азбука аналитики. — М.: РУСАКИ, 2013.
  8. Шейдина И.Л. США: Фабрики мысли на службе стратегий. — М.: Наука, 1973.
  9. Бартош А. А. Модель адаптивного применения силы в цветных революциях. Российский институт стратегических исследований. Проблемы национальной стратегии. — 2014. — № 6 (27).
  10. Бартош А. А. Модель управляемого хаоса в сфере обеспечения военной безопасности // Вестник Академии военных наук. — 2014 — № 1 (46).
  11. Бартош А.А. Модель управляемого хаоса в культурно-мировоззренческой сфере // Вестн. Моск. гос. лингвистического ун-т. — 2014. — Вып. № 23 (709).
  12. Стрекалова Н.Д. Бизнес-модель как полезная концепция стратегического управления // Проблемы современной экономики. — 2009. — № 2 (30).
Год: 2015
Город: Караганда
Категория: Экономика