Основные акты международного права в сфере борьбы с актами незаконного вмешательства в деятельность гражданской авиации

В 2010 году Республика Казахстан предприняла ряд международно-правовых акций в области приведения национального законодательства в области гражданской авиации (ГА) в соответствие с международными нормами и стандартами [1].

Законодательством нашей страны полностью признаны все основные постулаты международного воздушного права. Так, Республика Казахстан и ее главный исполнительный орган в области гражданской авиации — Комитет ГА Министерства транспорта и коммуникаций PK особо подчеркивает, что Казахстан и его уполномоченные ведомства также, как все государства и международные организации придают исключительное значение защите международной гражданской авиации от актов незаконного вмешательства. С этой целью Международной организацией гражданской авиации (ИКАО, [САО) разработано пять правовых документов, направленных против незаконного захвата и угона воздушных судов.

Первым документом в этой области стала Конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушного судна, подписанная 14 сентября 1963 г. в Токио [2].

Эта Конвенция касается не только преступлений, но и всех актов, независимо от того, являются они преступлениями или нет, которые могут угрожать или угрожают безопасности полета воздушного судна либо находящимся на борту лицам и имуществу, поддержанию должного порядка и дисциплины на борту воздушного судна. В Токийской конвенции 1963 г. впервые была сделана попытка дать юридическую квалификацию незаконного захвата воздушного судна или незаконного вмешательства в его эксплуатацию.

Однако, по существу Конвенция установила лишь обязанность государства обеспечить возвращение контроля за воздушным судном его командиру и взятие под стражу предполагаемых преступников, скорейшее предоставление пассажирам и экипажу воздушного судна возможности продолжить свой полет.

Токийская конвенция 1963 г. не квалифицирует незаконный захват воздушного судна как международное преступление, не признает его преступлением согласно принципам международного права и не обязывает государства признать захват воздушного судна в качестве преступления по их внутригосударственному праву.

Более того, в предмет Конвенции не вошли акты незаконного захвата по политическим или религиозным мотивам, не создавшие угрозу безопасности полета воздушного судна. Она также не содержит никаких обязательств в отношении передачи предполагаемых преступников компетентным органам для целей уголовного преследования виновных, если нет соответствующих просьб об их выдаче.

Тем не менее, Токийская конвенция 1963 г. положила начало борьбе с незаконным захватом и угоном самолетов.

Вторым актом в этой области была Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов, подписанная в Гааге..16 декабря 1970 г., которая впервые квалифицировала акт незаконного захвата воздушного судна как преступление, сопровождаемое насилием либо угрозой применения насилия [3].

При этом воздушное судно должно находиться в полете, а преступление должно быть совершено на борту воздушного судна. Согласно Конвенции договаривающиеся государства обязаны установить свою юрисдикцию: это может быть государство регистрации воздушного судна; государство, на территории которого воздушное судно производит посадку, когда на его борту находится преступник; либо государство, на территории которого находится основное место деятельности арендатора, если речь идет о воздушном судне, сданном в аренду.

Государство, на территории которого оказывается преступник, должно установить свою юрисдикцию, если ни с одним из упомянутых выше государств у него нет договора о выдаче преступника. Дело на конкретного преступника должно быть передано полномочным органам соответствующего государства для целей уголовного преследования.

Значение Гаагской конвенции 1970 г. состояло в том, что она ус­тановила принцип универсальной юрисдикции договаривающихся государств, признала акт незаконного вмешательства международным преступлением и потребовала признания государствами акта незаконного захвата воздушного судна в качестве серьезного преступления согласно их внутригосударственному праву. Конвенция не делает исключений в отношении политических преступлений и устанавливает принцип «выдай или накажи».

В совокупности эти положения Гаагской конвенции 1970 г. способствовали формированию такого правового положения, при котором любой преступник, совершивший акт незаконного захвата, не может найти безопасное убежище и остаться безнаказанным.

Многочисленные акты саботажа и диверсий в отношении гражданской авиации в 70-х гг., пробелы Гаагской конвенции актуализировали необходимость усиления мер борьбы с угоном и захватом самолетов. Третьим актом в этой сфере стала подписанная 23 сентября 1971 г. в Монреале Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, предназначенная для предотвращения и предупреждения актов саботажа и насилия, направленных против какого-либо конкретного воздушного судна [4].

В Монреальской конвенции 1971 г. значительно расширен перечень признаков, определяющих те или иные действия в качестве актов незаконного вмешательства в деятельность гражданской авиации. В ней указано, что любое лицо совершает преступление, если оно незаконно и преднамеренно: совершаег акт насилия в отношении лица, находящегося на борту воздушного судна в полете, если такой акт может угрожать безопасности этого воздушного судна; разрушает воздушное судно, находящееся в эксплуатации, или причиняет этому воздушному судну повреждение, которое выводит его из строя или может угрожать его безопасности в полете; совершает действия, приводящие к помещению на воздушное судно, находящееся в эксплуатации, каким бы то ни было способом устройства или вещества, которые могут разрушить такое воздушное судно или причинить ему повреждение, которое выводит его из строя, или причинить ему повреждение, которое может угрожать его безопасности в полете; разрушает или повреждает аэронавигационное оборудование или вмешивается в его эксплуатацию, если любой такой акт может угрожать безопасности воздушных судов в полете; или сообщает заведомо ложные сведения, создавая тем самым угрозу безопасности воздушного судна в полете [5].

В Монреальской конвенции закреплен принцип «выдай или накажи». При этом расширены полномочия государств по осуществлению в соответствии с международным правом своей юрисдикции над преступниками. Право на осуществление своей юрисдикции возникает у государства, на территории которого совершило посадку воздушное судно с преступником на борту, или у государства, на территории которого оказывается предполагаемый преступник. В случае его невыдачи такое государство обязано передать дело своим полномочным органам для целей уголовного преследования.

Нападения на токийский аэропорт Нарита, а также на аэропорты Рима и Вены в декабре 1985 г. привели к принятию Протокола о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию. Подписанный в Монреале 24 февраля 1988 г. [6], этот документ дополняет Монреальскую конвенцию 1971 г., включив в перечень признаваемых преступлениями подобного рода: акт насилия в отношении лица в аэропорту, обслуживающем международную гражданскую авиацию, который причиняет или может причинить серьезный вред здоровью или смерть; акт разрушения или серьезного повреждения оборудования и сооружений международного аэропорта либо расположенных в аэропорту воздушных судов, не находящихся в эксплуатации; или акт нарушения работы служб аэропорта, если такой акт угрожает или может угрожать безопасности в этом аэропорту.

Согласно Протоколу государства-участники обязаны установить свою юрисдикцию над подобными преступлениями в случае, когда преступник находится на их территории и они не могут выдать его государству, на территории которого было совершено данное преступление. Протокол дополнил правовую основу, необходимую для предотвращения незаконных актов, направленных против безопасности гражданской авиации.

Трагическая потеря рейса 103 авиакомпании «Пан Америкэн» над Локерби (Шотландия) в декабре 1988 г. и взрыв на борту воздушного судна авиакомпании ЮТА над Нигером в сентябре 1989 г. вызвали необходимость подготовки Конвенции о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения, которая принята в Монреале в начале 1991 г. [7] Согласно Конвенции государства-участники обязались принять меры по запрещению и предотвращению несанкционированного изготовления, экспорта и импорта немаркированных пластических взрывчатых веществ, а также уничтожению всех запасов таких веществ, если они имеются.

К Конвенции прилагается техническое приложение, содержащее описание взрывчатых веществ, к которым применяется Конвенция, и список веществ, которые могут быть использованы для «маркировки» взрывчатых веществ. По мере необходимости в приложение будут вноситься изменения, вызванные техническим прогрессом в области производства, маркировки и обнаружения взрывчатых веществ.

Вопрос выдачи и наказания преступников, совершивших свои деяния на воздушном транспорте до сих пор является предметов многолетних споров. Известны факты, когда отдельные государства по политическим мотивам не выдают и не наказывают преступников такого рода. Так, например, известна история с убийцами отцом и сыном Бразаускасами, укрытыми правительством США, террористами, покрываемыми в Саудовской Аравии, Палестине, Пакистане и ряде других стран.

Токийская конвенция (ст. 4) предусматривает, что осуществлять юрисдикцию во всех случаях может государство регистрации воздушного судна. Однако, она позволяет любому государству вмешиваться в полет, если действия на борту воздушного судна направлены против гражданина такого государства, если преступление создает последствия на его территории или угрожает его безопасности либо если вмешательство государства в полет необходимо для выполнения им обязательств по многостороннему международному соглашению.

Согласно Гаагской и Монреальской конвенциям, устанавливать юрисдикцию в отношении преступления могут: государство регистрации воздушного судна; государство основного места деятельности или постоянного места пребывания арендатора воздушного судна, которое сдано в аренду без экипажа; государство, на чьей территории совершает посадку воздушное судно, на борту которого совершено преступление и еще находится преступник; либо иное государство, на чьей территории находится преступник или предполагаемый преступник.

Здесь установлен принцип конкурирующей юрисдикции. Конвенции не содержат каких-либо положений о «предпочтительной юрисдикции» наиболее заинтересованного государства (таковым, как правило, является государство регистрации воздушного судна).

В соответствии с Гаагской и Монреальской конвенциями лица, совершившие такие акты, признаны подлежащими либо выдаче, либо суровому наказанию.

Центральной статьей Гаагской и Монреальской конвенций является ст. 7, в соответствии с которой «договаривающееся государство, на территории которого оказывается предполагаемый преступник, если оно не выдает его, обязано без каких-либо исключений и независимо от того, совершено ли преступление на его территории, передать дело своим компетентным органам для целей уголовного преследования. Эти органы принимают решение таким же образом, как и в случае любого обычного преступления серьезного характера, в соответствии с законодательством этого государства».

Совершение в августе 2004 года параллельных терактов женщинами-смертницами, уроженками Северного Кавказа, во время полёта на борту двух воздушных судов Российской Федерации, приведших к гибели всех пассажиров и полному разрушению материальной части самолётов, потребовало новых подходов к решению вопросов не только проверки пассажиров, багажа и грузов, но честности и компетентности служб авиационной безопасности аэропортов.

Закон Республики Казахстан от 15.07.2010 № 339-1У ЗРК «Об использовании воздушного пространства Республики Казахстан и деятельности авиации» //Казахстанская правда. - 2010. -27 июля.

 

Литература

  1. http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc Jech/ Токийская конвенция 1963 3F
  2. http://dic.academ.ic.ru/dic.nsf/encjech/1951/Гаагская конвенция 1970 pzgre.ref
  3. Монреальская Конвенция 1971 о борьбе с незаконными актами-направленными против безопасности гражданской авиации // Wikipedia 45ght/ hhgf.
  4. Бордунов В.Д. Международное воздушное право. Учебное пособие. — M.: НОУ ВКШ «Авиабизнес»; «Научная книга». - 2007. - 464 с.
  5. Монреапьский протокол !988г о предотвращении актов незаконного вмешательства в деятельность гражданской авиации // образовательный порталUcheba.com
  6. ru/doc_u4_l 79 cased.html 
Год: 2011
Город: Алматы