Новые подходы к интеграционному процессу в современных условиях

Теоретическое осмысление развития современной мировой политики предполагает выработку организационных форм наиболее точно соответствующих глобальным общественным запросам. Современное развитие можно представить в виде глобального управления, когда происходит наднациональное вмешательство в общественное развитие. Агентами глобального управления выступают правительства, международные организации, неправительственные объединения, транснациональные корпорации. При этом, принимаемые решения должны восприниматься в качестве легитимных для большинства тех, кого они затрагивают.

Одной из главных тенденций современного международного развития являются интеграционные процессы. По масштабам и уровням современные объединительные процессы, т.е. интеграцию, подразделяют на глобальный, региональный, субрегиональный. Различные этапы или уровни интеграции являются полными, когда они доводятся до формирования единой политической общности. Политический аспект интеграции является, скорее, идеальным типом и фактически в реальной практике пока не существует. И все же основная суть интеграционного политического процесса, его главная тенденция ведет к выходу за рамки простой координации внешних политик и постепенной передаче части суверенитета новым структурам.

Таким образом, в современных интеграционных процессах можно вьщелить два основных направления формирования региональных групп. Во-первых, эти процессы активизируются в результате интенсивных торгово-экономических отношений между определенными странами, при этом динамика этих процессов значительно опережает взаимодействия с другими странами. Эта тенденция, по нашему мнению, объективно способствует расширению каналов политических коммуникаций между субъектами объединения и подталкивает к интеграционным инициативам в политической сфере.

Во-вторых, региональные объединения возникают в результате политических усилий, которые могут не всегда опираться и учитывать географические или исторические особенности.

Известно, что практика межгосударственного сотрудничества существует давно. Однако, лишь во второй половине XX столетия межгосударственное сотрудничество в широком масштабе стало приобретать постоянные формы. Это связано, прежде всего, с интенсификацией сотрудничества, расширением его сфер и развитием действительно интеграционных процессов, которые потребовали создания межгосударственных образований и институтов. Поэтому еще одним важным моментом, характеризующим интеграцию, является не просто сотрудничество, а создание механизмов межгосударственного взаимодействия, иными словами — институциализация сотрудничества. В этом плане интеграция, во-первых, самым тесным образом связана с развитием межправительственных организаций (МПО), которые предполагают формирование межгосударственных механизмов принятия решений. Через совместные институты осуществляются интеграционные процессы. Во-вторых, интеграция рассматривается с двух точек зрения: как процесс и как результат взаимодействия государств.

Что побуждает государства к интеграции? Прежде всего — наличие общих проблем, решить которые легче, а в ряде случаев только и возможно совместными усилиями. Развитие мира конца XX - начала XXI вв. привело к усилению международных контактов, взаимозависимости мира, особенно в экономической области, что способствует интеграционным процессам и созданию различного рода межправительственных организаций. С этой взаимозависимостью тесно связан рост глобальных проблем, для решения которых также нужны согласованные действия различных государств.

Еще одной причиной, побуждающей к интеграционным процессам, является заинтересованность «средних» и «малых» государств в увеличении своего международного влияния. Для этих стран объединенными усилиями воздействовать на международные процессы значительно легче, чем в одиночку. На примере Европейского союза можно проследить, что если первоначально членами европейского сообщества были 3 «малых» и 3 «больших» государства, с 1973 г. — 5 «малых» и 4 «больших», в 1980-е годы — соответственно, 8 и 4, а с 1995 г. — 11 «малых» и 4 «больших», то среди признанных в качестве кандидатов в ЕС еще 11 стран все являются «малыми», за исключением Польши, которая рассматривается как среднее. Государство, вступая в международную организацию, формально теряет ряд функций, но одновременно приобретает дополнительно рад других, что оказывается особенно важным для «малых» государств. Эту тенденцию отметил Президент PK Н.А.Назарбаев, заявивший о усилении роли среднеразмерных государств. Рост взаимозависимости мира, возникновение и обострение глобальных проблем вызвал необходимость добиваться принятия глобальных стратегических решений на консенсусной основе, где должен звучат голос и средних стран [1].

Мировое сообщество столкнулось с острейшими глобальными проблемами, затрагивающими самые основы его существования. Быстрые качественные преобразования претерпевает социальная структура современных обществ, кардинально меняется весь образ жизни людей, их сознание, психология. Впервые в истории человечества общечеловеческие ценности приобретают приоритет над социально-классовыми и национально-государственными. Происходят фундаментальная и часто мучительная переоценка ценностей, переосмысление сущности и критериев общественного прогресса и интеграции.

Политологические концепции интеграции, в основном, были связаны с тремя крупными течениями политической мысли - федерализмом, функционализмом и коммуникационной школой.

Сторонники федерализма видели цель интеграции в создании федеративного по внутреннему устройству государства. В рамках данного направления возникло два течения: классический федерализм и неофедерализм.

Американский политолог А.Гамильтон и британские ученые К.Уэйр и Р.Уотс считали, что федерация осуществима, когда будет созван международный форум (конференция) и между полномочными представителями национальных государств произойдет добровольная договоренность, т.е. "конституционная революция".

Последователи неофедералистской модели интеграции считали, что этот процесс более глубоко этапизирован и учитывает разнообразные социальные факторы. Крупнейшим представителем этого направления является американский политолог А.Этциони, опирающийся, преимущественно, в своей концепции на структурно-функциональный подход Т.Парсонса и Р.Мертона. Основной целью межгосударственной интеграции, по Этциони, является создание "политического сообщества" [2].

Функционалистская модель интеграции исходила из разнообразных связей между государствами. Основатели данной школы Д.Митрани и А.Ююуд считали, что эффективная интеграция возможна при создании многочисленных функциональных неправительственных международных , организаций [3].

Отношения сотрудничества включают в себя двустороннюю и многостороннюю дипломатию, заключение различного рода соглашений, предусматривающих взаимную координацию политических линий: например, в целях совместного урегулирования конфликтов, обеспечения общей безопасности или решения других вопросов, представляющих общий интерес для всех участвующих сторон. Партнерство предполагает иное качество и наполнение взаимоотношений, нежели традиционное межгосударственное сотрудничество, для которого достаточно совпадения прагматических интересов

В конце 80-х-начале 90-х годов обозначились новые тенденции в развитии европейской интеграции в сфере экономики и финансов, торговли, культуры, образования, внешней политики и политики безопасности.

И все же это не означает, что федерализм с самого начала являлся концептуальной базой европейской интеграции. В начале этого процесса теоретически были возможны три пути:

  • наиболее традиционньгй - сотрудничество в рамках союзов или ассоциаций между государствами, скггающимися суверенными и независимыми;
  • наиболее смелый - федерация, учреждающая в ряде областей единую наднациональную политическую власть;
  • наиболее оригинальный - функциональная интеграция, дающая возможность общих действий в рамках специализированных институтов. На практике первый путь оказался необходимым и полезным, но недостаточным, второй - нереализуемым. Поэтому процесс интеграции пошел по пути развития функциональной модели, позволяющей выйти за рамки простого сотрудничества и подготовить условия для возможной федерации,

В последнее время к данной схеме интеграции стали относиться более осторожно, имея в виду, что этот процесс, во-первых, далеко не обязательно идет в поступательном направлении — он может быть «заторможен» на том или ином этапе; во-вторых, экономическая интеграция не всегда приводит к политической, как многие полагали ранее, выделяя пятую ступень. Именно политическая сфера оказывается наиболее сложной и болезненной в процессе интеграции, что видно на примере ЕС, где вопрос об Общей внешней политике и политике безопасности (англ.: Common Foreign and Security Policy, CFSP) был зафиксирован в документах Маастрихтского договора, подписанного в 1992 г. До сих пор эта область в ЕС остается менее разработанной, чем другие, хотя в последние годы здесь намечаются значительные сдвиги.

Все эти моменты отмечаются оппонентами функционализма. Подвергается критике и тезис функционалистов о том, что политические различия исчезнут по мере развития сотрудничества. На практике нередко оказывается наоборот — не техническое и экономическое сотрудничество влияет на политику, а политическое решение ведет к развитию или сворачиванию сотрудничества в той или иной области. Например, именно по политическим соображениям США в свое время покинули ЮНЕСКО.

Представители федерализма — школы, противоположной предыдущей, напротив, выдвинули на первый план политическую интеграцию, полагая, что межгосударственные отношения должны строиться на передаче части полномочий надгосударственным образованиям изначально. Для этого направления характерен особый акцент в создании политических институтов. Фактически, если процесс интеграции у функционалистов идет по принципу «снизу вверх», то у федералистов, наоборот, — «сверху вниз».

Федерализм, представителями которого являются, в частности, такие исследователи, как А. Этциони, А. Спинелли и др., в целом получил меньшее распространение. Тем не менее, как пишет П.А. Цыганков, «идеи федерализма стали заметными с первых всеобщих выборов в Европарламент в 1979 г.». В рамках федерализма активно развивались одно время идеи «мирового правительства», которые должны были бы объединить людей в общее государство и, тем самым, снять, по мнению приверженцев этой школы, с повестки дня межгосударственные конфликты. Представления о «мировом правительстве» встретили жесткое сопротивление со стороны различного рода исследователей и политиков, которые подчеркивали необходимость сохранения национальной и государственной принадлежности. В дальнейшем появилось множество работ, в которых показывалась несостоятельность, по крайней мере, в ближайшем будущем, реализации этой идеи. В то же время концепция «мирового правительства» остается популярной среди некоторых неправительственных организаций, которые видят свою задачу в ее практическом воплощении.

Под воздействием федерализма функционализм получил дальнейшее развитие и в современном мире существует в виде неофункционализма. Это направление, базируясь на основных посылках функционализма, включило в себя некоторые черты федерализма. В неофункционализме приоритет отдается практическим проблемам в области здравоохранения, технологическим изменениям, правовым и другим вопросам, которые имеют значение для всего человечества. При этом подчеркивается важность политических решений. Именно они — по вопросам, которые важны в общепланетарном масштабе, — способствуют, согласно данной точке зрения, интеграционным процессам и подталкивают участников к дальнейшему объединению в сфере экономики. Неофункционалисты обычно используют в качестве модели для иллюстрации своих теоретических воззрений развитие Европейского союза.

Отрываясь от теоретических воззрений, следует отметать, что интеграционные процессы проходят далеко не просто. Национальные интересы одних государств, сталкиваются с интересами других стран, объединений, регионов. К этому следует добавить, что участники интеграции обычно находятся на разных стадиях экономического и социального развития. Поэтому, несмотря на взаимную выгоду от интеграции, вклад одних в той или иной сфере оказывается большим, чем других. Имеет значение и неоднородность интересов различных групп внутри интегрирующихся стран. Кто-то выигрывает от .. интеграции в большей степени, поэтому заинтересован в ней, в то время, как другие слои населения или группы оказываются в проигрыше, что вынуждает последних выступать против интеграционных процессов, оказывая давление на правительственные структуры.

В то же время очевидно, что наряду с поступательным движением по пути все большей интеграции, когда эти процессы в одной области стимулируют ее и в других, возможны и противоположные процессы, когда схема региональной интеграции терпит провал, как это произошло в случае с попытками интеграции в Восточной Африке. Региональная интеграционная структура может также стагнировать, как это имеет место в центральноазиатском регионе. В этих условиях интеграция в одних сферах начинает противоречить процессам, происходящим в других областях.

Различные процессы, ведущие к противоположным по сравнению с интеграцией результатам, например, распаду государств или межгосударственных образований, описываются в литературе как дезинтеграция. Необходимо подчеркнуть, что она, как и термин «интеграция», относится прежде всего к межгосударственным отношениям. Так, в 1991 г., когда произошел распад СССР, на месте которого образовались 15 новых государств, распались и некоторые международные организации, где Советский Союз играл ключевую роль (в частности, Совет Экономической Взаимопомощи, Организация Варшавского Договора). В 1990-е  годы  произошел  распад  таких  государств,  как Югославия и Чехословакия. В первом случае дезинтеграция прошла болезненно, с целым рядом вооруженных конфликтов; во втором — мягко, получив название «бархатного развода». В ряде вновь образованных стран наблюдаются сильные сепаратистские тенденции, например, в Молдавии (проблема Приднестровья), Грузии (Абхазия), России (Чечня) и т.п.

Отношения между интеграционными и дезинтеграционными процессами следует, скорее, рассматривать аналогично существующим между глобализацией и регионализацией. Мир после окончания холодной войны характеризуется перестройкой многих внутригосударственных и межгосударственных отношений. Эта перестройка идет, прежде всего по пути интеграционных процессов, что особенно четко видно на примере развития Европейского союза, но при этом не исключает распад прежних связей и образований.

Политическая интеграция предполагает оформление политического сообщества, лишенного территориальной привязки. Это называется коммуникативной интеграцией, концептуальные основания которой разрабатывались К.Дойчем. Участники подобного политического сообщества объединены в первую очередь, общей культурой, формальными и неформальными нормами, обычаями, нравами и ценностями. Это означает, что действующие лица интеграции непосредственно встраиваются в институциональный процесс обучения интеграционному поведению, такой способ соответствует процессу «вовлеченного участия».

В аналитическом плане интеграция подразделяется на негативную и позитивную. Негативная интеграция предполагает устранение национальных барьеров для оформления рынков больших масштабов. Роль наднациональных институтов состоит в данном случае в том, чтобы не позволять государствам вмешиваться в функционирование регионального рынка ради поддержания равных для всех экономических акторов конкурентных условий. Государства при этом выступают как участники политической интеграции, но выстраивания общей многоуровневой региональной политической системы не происходит.

В условиях позитивной интеграции государства-участники должны приводить внутренние механизмы в соответствие с моделью, которая обозначена в наднациональных политических решениях. Позитивная интеграция в большей степени социально ориентирована. Она представляет собой системы регулирующих импульсов, устанавливающих стандарты в отношении товаров, производства, условий труда и охраны окружающей среды.

Необходимо отметить, что все обозначенные процессы касаются прежде всего, наиболее развитой и сложной по формам региональной интеграции Европейского Союза. Проблемы, с которыми сегодня сталкиваются европейские государства при определении своей интеграционной стратегии лежат вне пределов традиционной внешней политики. Требуются иные концепции, которые объясняли бы происходящую трансформацию. Европейский опыт интеграции интенсивно изучается с целью возможного его применения в других регионах. Однако исследования и практика показывают, что, несмотря на наличие общих закономерностей, интеграционные процессы в каждом отдельном случае имеют свою специфику. Будут ли интеграционные процессы в мире развиваться по тем же принципам, как это проходило в рамках ЕС, покажет будущее.

 

Литература

  1. Назарбаев Н.А. Судьба и перспективы ОБСЕ, izvestia.ru.
  2. Барановский В.Г. Политическая интеграция в Западной Европе (Некоторые вопросы теории и практики). -M.: Наука,1983. - С.128.
  3. Шишков Ю.В. Теории региональной капиталистической интеграции. -М.:Мысль,1978.-С220.
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Политология