Лидер партии «Алаш» о переселении русского крестьянства на территорию Акмолинской области.

После буржуазно-демократической революции (февраль 1917 года) в России началось массовое оживление социального движения. В Казахстане стали, как грибы, возникать рабочие, молодежные, общественные и политические организации. 21-28 июля 1917 года в Оренбурге состоялся первый Всеказахский съезд, на который прибыли делегаты от Акмолинской, Семипалатинской, Уральской, Семи-реченской, Ферганской областей и Букеевского ханства. Председателем съезда был Х.Досмухамедов. На этом съезде было решено создать казахскую национальную партию «Алаш» [1]. Программа партии принятая на съезде в декабре 1917 года, включала в себя требования автономии Казахстана, всеобщего избирательного права, свободы слова, печати, союзов, неприкосновенности личности, изменения аграр­ной политики в пользу казахов. Партию Алаш возглавили лидеры национального движения - Ахмет Байтурсынов, Мыржакып Дулатов, Халел и Жаханша Досмухамедовы, Мухамеджан Тынышпаев, Елдос Омир, Абдулхамит Жуждыбаев, Магжан Жумабаев, Алихан Букейханов.

Алихан Нурмухамедович Букейханов родился в 1870 году (имеют место другие данные) Токрауын-ской волости Каркаралинского уезда, Семипалатинской волости. В 1879 году Алихан поступает на учебу в Каркаралинское медресе, но не испытав удовлетворение ни качеством знаний, ни преподаваемыми предметами, он переходит в начальную трехклассную городскую русско-казахскую школу, которую закончил в 1886 году. После окончания школы он прибыл в Омск, где был зачислен «пансионером» в местное техническое училище. После окончания технического училища Алихан поступает в Санкт -Петербургский Императорский Лесной институт по специальности лесного экономиста, после окончания которого возвращается в Омск, где провел более 14 лет своей жизни (1894-1910). В годы жизни в Омске Букейханов принимает активное участие, как в общественной, так и политической жизни края. Отметим только один из эпизодов его многогранной деятельности в омский период. Алихан Букейханов в 1896­1901 гг. принимает непосредственное участие в знаменитой «Экспедиции Ф.А. Щербины», производив­шей работы в областях Степного края. Молодой Алихан всесторонне исследует его экономическую, хозяйственную структуру, производит перепись населения и его хозяйства, изучает культуру, быт и традиции народа [2].

Образованная в 1895 году экспедиция ФЩербины произвела тщательное исследование 12 уездов Степных областей - Омского, Петропавловского, Акмолинского, Кокчетавского, Атбасарского, Семипа­латинского, Павлодарского, Каркаралинского, Усть-Каменогорского, Зайсанского, Кустанайского и Актюбинского.

Работы этой экспедиции на местах выразились в производстве:

  • сплошной по хозяйственной переписи всего киргизского (далее казахского - С.У.) населения, которая давала возможность произвести массовый учет хозяйств населения и скота и выяснить, какими площадями разного рода пастбищ, и в течение какого времени пользовались казахские общины;
  • бюджетных учетов, которые давали возможность определить продовольственные и другие потреб­ности средней казахской семьи, и средства для их удовлетворения;
  • исследования естественно-исторических условий: рельефа местности, почвенных особенностей, лесной и травяной растительности и водных источников.

На основании данных этих исследований, дополненных общими описаниями аулов, общин и волостей, экспедиция:

  • разбила площадь каждого обследованного уезда на отдельные местности или районы, составляю­щие зимовочные (кыстау), весенние и осенние пастбища (кузеу) и летовочные угодья;
  • разделила эти районы на несколько групп по наиболее общим качественным признакам угодий;
  • определила для каждой группы количество земли, необходимое для прокормления в течение соответственной части года (а, в общем, и в течение целого года) одной единицы скота (лошади);
  • установила среднее по уезду число единиц скота (в переводе всякого скота на лошадь) в казахском хозяйстве;
  • исчислила для каждой группы районов, при посредстве данных, указанных в пунктах «в» и «г», общую площадь земли, необходимую для обеспечения каждого казахского кочевого хозяйства (т.е. установила земельную норму для среднего по уезду хозяйства);
  • сделала подобное же исчисление количества земли, необходимого для каждой общины и групп районов, и наконец,
  • путем сопоставления последних количеств с теми площадями, которыми казахи пользовались до работ экспедиции, сделала выводы об излишках и недостатках земли по каждому району в отдельности. Местные исследования экспедиции заняли 6-ть лет. Из 12-ти обследованных уездов материалы разработаны и отпечатаны по 8-ми уездам1 !Примеч. Находятся в разработке данные по уездам: Акмолинскому, Петро-Павловскому, Семипалатинскому и Зайсанскому/. Площадь земель в этих 8-ми уездах, находящаяся в пользовании казахов до работы

экспедиции составляла ................................................................... 45.889.000 дес.

Из того подлежит оставлению казахам

по нормам экспедиции ...................................................................... 23.297.000 дес.

Или 51%

Зачислено излишками для целей переселения       ...   22.592.000 дес.

Или 49%

Оставленной по норме экспедиции казахам земли

Приходится в среднем на хозяйство (всех 124.600) ................................. 187 дес.

Эта средняя цифра по отдельным уездам колеблется В пределах 138 - 261 десятин

Если же взять отдельные зимовочные и летовочные нормы на хозяйство, то они для отдельных районов по уездам составят на хозяйство:

Зимовочные ...................................................................................... от 70 до 300 дес.

Летовочное ...................................................................................... от 24 до 144 дес.

вообще же до ..................................................................................................... 444 дес.

Однако, несмотря на значительность этих цифр, нормы экспедиции распоряжением Министерства Земледелия и Государственных имуществ (циркуляром 5-го марта 1901 г., № 1) были повышены еще на 25%. С этой надбавкою вышеприведенные цифры изменятся таким образом:

Оставлено казахам из прежней площади

(23.297.000 + 5.824.000 надбавки) ................................................. 29.121.000 дес.

Или 63%

В среднем на хозяйство .................................. 234 дес.

Причем в отдельных районах эта цифра

поднимается до ................................................ 555 дес.

Независимо сего из всего количества излишков данного района '// оставлялась в пользу казахов.

Такие размеры землепользования, по удостоверению экспедиции, не только в состоянии вполне обеспечить существующие потребности казахского кочевого населения и хозяйства, но и представляют значительные ресурсы для расширения этого хозяйства в будущем [3].

Судя по выводам экспедиции Ф.А. Щербины, более 50% казахской земли должно было быть передано переселенцам из Центральных губерний России. Это не могло не вызвать возмущения со стороны казахов. «Между тем, - читаем в одном из документов, - самый факт устройства переселенцев на землях, находившимся прежде в пользовании казахов, вызывает на местах сиильные протесты. Заинтере­сованное, главным образом, в лице богатых и влиятельных родовичей, в сохранении за туземными обществами прежнего простора землепользования казахского население во многих местах отнеслось враждебно к иизъятию земель, пршнанных излишками для кочевников».

Появление в степи землеустроительных партий вызвало целый ряд жалоб и ходатайств казахов о прекращении землеотводных работ и водворение на их землях переселенцев. В чем же заключались предъявляемые жалобы казахов: «

1)у них отбирались некоторые участки лучших покосов, оставляя им, казахам, чрезмерно малое количества названных угодий,

2)на изъятие под переселенческие участки лучшие угодья, оставляя казахам солонцы и т.п. малоудобные иили вообще неудобные;

3)на иизъятие из пользования казахов крайне важных для них водных урочищ;

4)на преграждение некоторыми участками караванных и скотопрогонных трактов;

5)на совершенное неприятие в расчет некоторых из таких трактов при вычислении излишних сверх нормы земель и на отчисление под другие тракты слишком малых количеств сказанных излишков;

6)на заграждение некоторыми участками удобных проходов на летовки. На составление для таких проходов слишком узких полос;

7)на оставление казахам во многих местах столь неудобных по конфигурации клиньев, втиснутых между переселенческими участками, что пользование ими как пастбищем представляется совершенно невозможным, и

8)вообще на малое внимание к заявлениям казахов, и к их интересам, приносимых в жертву переселенческому делу».

Но все эти справедливые жалобы казахов, которые утверждали, что все земли Степного края являются их собственностью, были восприняты русской администрацией как голословные, ссылаясь на ст. 119 Степного Положения, в котором говорилось: «Земли, занимаемые кочевниками, и все принадлежности сиих земель, в т.ч. и леса, являются государственной собственностью» [3, с. 22 - 24].

... Крестьянская колонизация началась за много лет до разрешения переселения, и правительству приходилось считаться с существующим фактом. Так в 1866 году образовались крестьянские поселки в Акмолинской области, причем переселенцы устраивались арендуя потребное количество земли у казахов. Убедившись в высоком качестве своих участков, новоселы начинали вызывать к себе земляков или принимать случайных переселенцев. С течением времени и увеличением населения, в отношениях между хозяевами - казахами и арендаторами - переселенцами возникали недоразумения, кончавшиеся вмеша­тельством администрации. При этом крестьяне обыкновенно возбуждали ходатайство об образовании русского поселения на занятой ими земле. На почве арендных соглашений совершалась первоначальная колонизация и других местностей казахской степи в областях Тургайской и Семипалатинской. Однако естественный переход от арендного пользования казахскими участками к собственному землепользова­нию, сопровождался всюду большими затруднениями для переселенцев [3, с. 11].

В 1874 году генерал - губернатор Западной Сибири Хрущов А.П. возбудил ходатайство об активном заселении казахской степи русскими поселенцами. Стремление и желание генерал-губернатора было непраздным. Дело в том, что после отмены крепостного права (1861 г.) русские крестьяне, обобранные своими же помещиками, лишенные земельных наделов вынуждены были искать лучшую долю и земли на окраинах Российской империи и, в частности, на территории Казахстана. Особо массовый приток переселенцев начался в северные области Казахстана и, в частности, в Акмолинскую область, входившая в состав Степного генерал-губернаторства. Степной край, составлявший в административном отношении области: Акмолинскую, Семипалатинскую, Уральскую и Тургайскую, занимал обширную площадь в 1.606.687 кв.верст, что равнялось / всей Европейской России или почти половине всей Западной Европы.

Акмолинская область............................................................... 179.200 кв.верст

Семипалатинская область. 442.245 -«-«-«-
Уральская область............... 284.412 -«-«-«-

Тургайская область....... 400.830 -«-«-«-
Население этого края, крайне немногочисленно по отношению к пространству - 2.643.250 человек или 1,6 жителей на 1 кв. версту, - составляли казахи (72,1%), казаки (9,62%) и крестьяне - переселенцы (10,46%). Остальные 7,8% приходились на дворян, духовенство, купцов, мещан и разночинцев.

По данным 1900 года, население это распределялось по областям следующим образом:

Засельщикам участков при поселении предоставлялись некоторые льготы:

  • право выбора участка, льгота от платежа податей и от натуральных повинностей, кроме воинской, на 10 лет, если переселенцы в течение двух лет обзаведутся постройками и приступят к распашке надела,
  • безвозвратные пособия:

А) на первоначальное обзаведение по 20 руб. И 100 дерев,

б) на земледельческие орудия и на приобретение скота по 20 рублей.

Но несмотря на все эти привилегии и оказанную правительством продовольственную помощь, ново­селы не могли удовлетворительно устроиться и много терпели от неудачного выбора участков, незнаком­ства с местными климатическими условиями и подряд нескольких неурожайных лет. С большим успехом шла в это время самовольная колонизация.

Неудачи правительственной колонизации 80-х гг. заставили местную власть принять меры к приоста­новке прилива переселенцев. Но на практике оказалось невозможным остановить движение в казахские степи переселенцев, количество коих ежегодно возрастало:

 

Годы                                                   Число семей                       Число душ

1860 - 1875.................................................. 30......................................... 150......

1876 - 1878............................................... 227....................................... 1700......

1879 - 1881............................................... 304....................................... 1800.......

1882 - 1884............................................... 373....................................... 2200.......

1885 - 1887............................................... 418....................................... 2500.......

1888 - 1890............................................. 2140..................................... 12000.......

[3, с. 12].

По мнению лидера партии «Алаш» А. Н. Букейханова: «Переселение в Акмолинскую область продол­жается 30 лет, более, нежели в другие области Киргизского края» [4].

А. Н. Букейханов - ученый лесовод, историк, этнограф, экономист, животновод смело критикует политику Российской империи, связанную с переселенческим вопросом. Он предпринимает все меры для приостановления все возрастающей волны переселенцев. В своих публикациях он гневно осуждает, разоблачает колониальную политику русского правительства, с научным обоснованием доказывает несостоятельность переселенческой политики относительно казахских степей, пригодных, в основном, для скотоводческого хозяйства, многочисленными примерами доказывает всю пагубность переселен­ческого дела для самих же крестьян в социальном и экономическом отношениях, вынуждая последних перейти от земледелия к скотоводству [2, с 34-35]. В своей работе, я использую великолепные статьи А. Н. Букейханова: «Русские поселения в глубине Степного края», «Переселенцы в Тарских урманах», «Переселенческие наделы в Акмолинской области», «Кризис канцелярского переселения», опубликован­ные в разные годы в журнале «Сибирский вопрос», в которых он жестоко осуждает бездумную переселенческую политику русского крестьянства русским правительством в Степной край и, в част­ности, Акмолинскую область.

Акмолинская область была образована согласно «Временному положению управления степных областей» в 1868 году. Занимая огромную территорию Центрального и Северного Казахстана, она граничила на севере с Тобольской губернией, на западе - с Тургайской, на юге с Сыр-Дарьинской и на востоке с Семипалатинской областями. Область была разделена на уезды: Акмолинский, Атбасарский, Кокчетавский, Петропавловский и Омский [5].

Какую цель преследовала царская администрация стремясь заселить огромную территорию казахского края русскими и украинскими крестьянами? По данному вопросу Министерство внутренних дел России вошло в сношение с министрами: военным, финансов и Государственных имуществ, которые дали свои отзывы. Первым откликнулся военный министр (1881-1898) генерал-адъютант Ванновский П.С., который нашел, «Что с военно-политической точки зрения, желательно возможно скорейшее заселение не только Акмолинской области, но и прочих наших Азиатских окраин коренным русским населением» [6]. В чем заключалась необходимость заселения Казахстан русскими людьми, столь отдаленный край Россий­ской империи? Генерал считал, что русское население необходимо довести до такой численности, «Чтобы войска там расположенные находили на местах средства для комплектования и мобилизации личным составом, не требуя для того значительного количества людей из отдаленных мест» [6, л. 2 об.], а это, естественно, необходимо было для дальнейшей завоевательной политики царской военщины в Азиатском регионе. Переселенческая политика, поддерживаемая русской администрацией, имела и международное значение. Потерпев ряд неудач на западных и южных границах в середине XIX века, с конца того же века ареною её борьбы становится Азия, а именно с одной стороны - Казахстан и Средняя Азия, с другой - Дальний Восток. Но здесь она испытывает противостояние Японии. В 1904-1905 гг. Россия потерпела жестокое поражение в русско-японской войне. Одной из причин этого поражения, как утверждала царская камарилья, была малочисленность путей сообщения. И потому степные области, которые были близки к Европейской России, имели громадный интерес в колонизационном отношении [3, с. 31].

Военный министр Ванновский П.С. немог не отметить, что Акмолинская область, по своему внутреннему положению не имеет особенного военного значения но, тем не менее, при отводе земель переселенцам, необходимо иметь в виду, кроме хозяйственных удобств, чтобы эти поселения представ­ляли из себя готовые этапные пункты для проходящих войск.

. Министр Государственных имуществ, со своей стороны, также высказал полное согласие на устройство в казахской степи колоний русских поселенцев, но счёл необходимым сделать следующие предложения: во-первых, чтобы в отведенные для оседлых поселений местности, удобные для земледе­лия, не включались места, занимаемые зимними стойбищами казахов, во-вторых, непосредственно выдающее интересами переселенцев местное Акмолинское областное правление допускало норму надела, не 30, а 18 десятин на душу [6, л. 4 об. - 5 об.]... Надел в 18 десятин, по его мнению, вполне может обеспечить быт крестьян переселенцев в названной местности. Так, что министр Государственных имуществ полагал этот размер надела принять за норму, в-третьих, с согласия министров Государствен­ных имуществ и финансов, разрешалась переселенцам из государственных крестьян 6-ти летняя льгота от платежа подушной подати за занимаемые ими земли, в следующей соразмерности: в течение первых 3-х лет крестьяне совершенно освобождаются от всяких взносов по этим сборам, в течение последующих 3-х лет, уплачивают сборы в половинном размере. По прошествии же льготных 6-ти лет облагаются сборами в полном количестве [6, л. 8-8 об.]. Нет сомнения в том, что имея такие привилегии и льготы русское крестьянство, лишившись земли на родине, неизбежно устремило свой взор на богатые земельные просторы казахского края. Как утверждали чиновники занимавшиеся переселением русского крестьянст­ва, в степных областях свободные и удобные для земледелия земли, исчисляются десятками миллионов десятин. «Ходячее мнение о непригодности степных областей для земледельческой культуры и о естественном предназначении их для кочевого скотоводства в настоящее время после агрономических и геоботанических исследований нужно считать ошибочным» - убеждали они лишенных земель крестьян на своей родине, искать счастье на просторах чужой земли, в надежде, тем самым, разрядить напряжен­ную обстановку в империи. [3, с. 31]. Но это был обманчивый земельный простор и глубоко ошибочное мнение чинодралов. Алихан Букейханов, который прекрасно знал казахскую степь, её природу, её струк­туру, писал: «В Акмолинской области там, где есть крупные площади, нет воды, примером чего могут служить два северных уезда, а там, где есть водные источники, нет подходящей земли в крупных площадях, примером чего могут послужить два южных уезда Акмолинской области» [4, с. 244]. В качестве иллюстрации он привел весьма интересный пример о хлеборобах, проживавших на реке Чаре. Переселенцам этого региона пришлось испытать всю капризную изменчивость Казахской степи. С первых же годов поселок Таубинский стал бедствовать: земля оказалась для хлебопашества негодной. «Пахать можно, - говорили русские крестьяне, - только родить земля не будет; сухая галька, вода проходит через неё, в жару земля делается горячая, растение терпеть не может» [7].

Устройство переселенцев в Казахстане, вызывало изъятие определенного количества земли, в резуль­тате чего веками сложившиеся пути и места кочевок нарушались, границы перекраивались. И это сказывалось в первую очередь на хозяйстве коренного населения [2, с. 313]. Тем более, как утверждал Степной генерал-губернатор Е.О. Шмит, в своем отчете за 1911 год, «Из необъятного пространства Степного края занято под земледельческое хозяйство более 7 миллионов десятин и под казачье более 4 миллионов десятин. Почти все остальное пространство в количестве свыше 82 миллионов десятин находится во временном пользовании казахов (выделено и подчеркнуто нами - С.У.). Земли, заниимаемые казахами, состоят в их владении лишь временно (выделено и подчеркнуто нами - С.У.), так как количество этой земли во много раз превышает нормы, установленные для ведения казахами скотоводческого хозяйства» [8]. Таким образом, русская администрация могла в любое время, и в любой угодный ей момент забрать землю у казаха, и передать её прибывшему из Центральной России крестья­нину. Тем более, было предположение, что в край потянутся не только русские хлеборобы, «Но и люди со средствами, экономически сильные и предприимчивые, которые, несомненно, в большинстве случаев обратятся к ведению здесь культурного скотоводческого хозяйства» [8, л. 4]. Степные просторы края, с их прекрасным травяным покровом, редким населением, удобным продвижением скота по специальным скотопрогонным трактам, увеличением спроса на скот и, в связи с этим, поднятие цен на него - все это, естественно, создадут прекрасные условия для занятия здесь скотоводством. Тем более, был живой пример этому - казахи - великолепные скотоводы. В 1910 году у казахов и оседлого населения Степного края насчитывалось около 9 миллионов голов лошадей, рогатого скота, овец и верблюдов, стоимостью свыше девятисот миллионов рублей.

Букейханов Алихан приведя выдержку из брошюры «Переселенческое дело», издание Г.У.З. и З.писал о том, что каждое изъятие «излишков» земель у казахов «Возбуждал протест со стороны киргиз (казахов - С.У.)». Надо отметить, что протест выражался в различной форме. В частности, казахи Аиртавской волости, Кокчетавского уезда, Акмолинской области неоднократно писали Степному генерал губернатору М. А. Таубе жалобу на отвод переселенцам их лучших земель. Причем заселение произво­дилось не на свободных местах, а на землях занятых казахами, составлявшие необходимые для них угодья. Протест казахов Аиртавской волости остался без последствий. Выражение протеста доходило иногда до курьезного. Степной генерал-губернатор в отчете за 1912 год так описал протест казахов в пограничных уездах - Усть-Каменогорском и Зайсанском. «Казахи, всегда враждебно относящиеся к переселенцам, лишающих их лучших земель для пастьбы их стада, избрали кражу скота средством для борьбы с надвигающейся колонизацией их степей. Возможно, инспирируемые извне, казахи системати­чески стали разорять крестьян, угоняя их скот целыми десятками, переводили его в Монгольские пределы, где и продавали. Следы пропавшего скота совершенно затеривались» [9].

Но поток самовольных переселенцев от этого не убавлялся, а наоборот наплыв был довольно широким. Так, по данным 1891 года, только в Кокчетавский уезд, Акмолинской области самовольные переселенцы прибыли из губерний: Тобольской 372 семейства, Пермской 336, Казанской 5, Нижегород­ской 8, Вятской 6, Оренбургской 110, Новгородской 1, Подольской 1, Костромской 2, Курской 1, Самарской 30, Саратовской 16, Вологодской 2, Харьковской 1, Томской 3, Уфимской 4, Пензенской 2 всего число 2041 мужского, 1813 женского [10].

Массовый приток русского и украинского крестьянства в Казахстан смог ли повысить культуру хозяйственной деятельности, культуру общения, культуру поведения и пр.? Судя по документам того времени, вряд ли. В том же отчете за 1912 год Степной генерал-губернатор Е.Шмит вынужден был признать, что «Почти повсеместно нередко наблюдается полное неуважение к старшим, к своему ближнему начальству, часто повальное пьянство, бессмысленная поножовщина, такая же беспричин­ная, безосновательная порча иимущества, являющаяся простым озорством. Деревня стонет от подвигов распущенной молодежи, гибнет от пьянства и тщетно ждать помощи и защиты. И не только одна деревня страдает от хулиганства, от него стонет вся страна» [9, л. 54].

А неумелое использование русскими крестьянами земельной технологии, отсутствие всякой агрикуль­туры, применение устаревшей переложной системы все это приводило к гибели плодородных земель в Казахстане. Алихан Букейханов с болью писал, что «Колонизационный фонд ухудшается прогрессивно, увеличивается % неудобной земли в наделах переселенческих поселков в одной из лучших и много -земельных - в Акмолинской области, типичной для всего казахского края» [4, с. 245].

Интенсивный количественный приток русского и украинского крестьянства в Акмолинскую область до 1910 года (после 1910 г. по нескольким причинам идет спад самовольного переселения русских крестьян - С. У.), можно судить по тем статистическим данным, которые были приведены в одном из архивных документов. По первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года в Акмолинской области проживало 682.600, а в 1910 году уже 1.047.300 человек [11, л. 243], из них 521981 казахов [11, л. 229]. Тем самым шел интенсивный процесс русификации Степного края, да и бюрокра­тическое переселенческое управление, которое заправляло этим немаловажным для социально-экономического положения России процессом, порождало из русских крестьян больше пролетариев, чем зажиточных людей на окраинах империи. «В результате мы имеем, с одной стороны, чуть не массовое бегство переселенцев обратно в разоренные старые гнезда, а с другой - разорение туземного населения, за счет которого бюрократия облагодетельствовала русского крестьянина» - писал Алихан Букей-ханов. И далее, приведя выдержку из отчета известного русского деятеля, графа К.К. Палена (1861-1923), который в 1910 году произвел ревизию Туркестанского края, Букейханов писал: «В переселении далеко не все обстоит так благополучно. Так в отчете графа Палена мы находим указания на то, что во время ревизии беспрерывно поступали жалобы на отобрание под переселенческие участки наиболее ценных и при том обрабатываемых земель, на массовый снос жилищ и выселение туземцев на непригодные для сельского хозяйства земли. Далее, в отчете констатируется, что русские переселенцы применяют к почвам Сибири хищнические приемы эксплуатации, систематически понижая производительность отведенных земель.

В итоге такая политика иизъятия угодий, соединенная с пренебрежением к правам туземного населения, порождает антагонизм между казахами и переселенцами, а также и недоверие к русской власти» [12, с. 273 - 274].

Таков неблагоприятный исход переселенческой политики русской администрации в Казахстане, по мнению видного общественного, государственного деятеля, замечательного знатока казахской степи, незаурядного знатока хозяйственной деятельности степняков, выдающегося знатока истории казахского народа - Алихана Нурмухамедовича Букейханова.

 

Литература

  1. Кан Г.В. История Казахстана. Учебник для ВУЗов. - Алматы: Алматыкітап, - С. 159. 223с.
  2. Назарбаев М., Аккулыіулы С. Алихан Нурмухамедулы Букейхан. В кН: Букейханов А.Н. Избранное. - Алматы: Главная редакция «Қазац энциклопедиясы», 1995. - С. 33. 478 с.
  3. Журнал совещания о землеустройстве киргиз. - СПб.: Типография МВД, 1907. - С. 15 - 17. 145 с. 
  4. Букейханов Алихан. Переселенческие наделы в Акмолинской области. Избранное. - Алматы: Главная редакция «Қазац энциклопедиясы», 1995. - С. 242. 478 с.
  5. Востров В.В., Муканов М.С. Қазац халқының қоңыстануы жэне ру - тапалыц кұрамы (Х1Х г. соңы - ХХ г. басы) - Астана: «Алтын кітап», б. 301. 421 б.
  6. Центральный Государственный архив Республики Казахстан (далее ЦГА РК). Ф. И-64. Д. 3968, л. 2.
  7. Букейханов Алихан. Русские поселения в глубине Степного края. Избранное. - Алматы: Главная редакция «Қазак энциклопедиясы», 1995. - С. 221. 478 с.
  8. ЦГА РК. Ф. И - 64. Д. 5974. л. 4.
  9. ЦГА РК. Ф. И - 64. Д. 6006, л. 70 - 70об.. 
  10. ЦГА РК. Ф. И - 64. Д. 4350, л. 11.
  11. ЦГА РК. Ф. И - 64. Д. 1259, л. 243.
  12. Букейханов Алихан. Кризис канцелярского переселения. Избранное. - Алматы: Главная редакция «Қазак энциклопедиясы», 1995. - С. 273. 478 с.
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: История