Состояние конфессиональной инфраструктуры во II-ой половине XIX в.

Во второй половине XIX века идет активное проникновение капиталистических отношений, ломавших не только традиционное хозяйство, но и приведших к ломке сознания, поиска выхода из тупика. Одним из путей выхода из него рассматривался ислам.

Именно в XIX веке ислам закрепился в массовом сознании вместе с его институтами: муллами из казахов, мечетями и пожертвованиями на их строительство и содержание.

В XIX веке происходило более тесное соседство с представителями других конфессий, прежде всего христианами - российскими крестьянами, православными миссиями на территории Казахстана.

Одним из важных конфессиональных институтов ислама является вакуф, существование кото­рого освящено шариатом. Вакуф - неотчуждаемое имущество, в широком понимании - все завое­ванные мусульманами земли, с которых халифу платился харадж - поземельный налог с нему­сульман, а в узком - движимое и недвижимое имущество. Их главное назначение - поддержание образования, благотворительных учреждений и личного персонала духовенства, поэтому они принадлежали медресе, мечетям, кладбищам, нагробнымпамятникам святых (т.е. мазарам), а так­же потомкам святых [1 с. 267].

Вакуфы создавались за счет пожертвований правителей, обществ, дарений частных лиц и при­обретений медресе путем покупки. В мусульманских странах религиозные учреждения составляли часть государственного института, поэтому никаких дополнительных податей в пользу госу­дарственной казны с них не взималось. Завещанное имущество являлось собственностью религи­озного учреждения, часть доходов с которого шло на его содержание, а другая распределялась между духовными лицами. Существовали и личные фамильные вакуфы, предназначенные для потомков почитаемых шейхов, святых [2]. Владея значительными землями, духовные организа­ции получали огромные доходы и играли заметную роль в экономической жизни государства. Свидетельством тому может служить Бухарское ханство, где 20% обрабатываемых земель отно­силось к вакуфным землям, а в Хивинском ханстве - до 32% [3, с. 81].

Представление об экономическом могуществе исламских учреждений в мусульманских стра­нах распространилось и на историю мусульманства в России. В литературе нередко встречается утверждение об экономической силе ислама и в России [4]. Это объясняется слабой изученно­стью социально-экономической истории российского мусульманства и вакуфного вопроса в том числе, а также традиционным причислением всего духовенства к "эксплуататорскому классу".

Исторические условия существования ислама на территории России не благоприятствовали развитию вакуфов. Казахстан и другие традиционно мусульманские регионы Российской импе­рии не входили в состав мусульманских государств. Ислам распространялся здесь не путем заво­евания и насаждения, а постепенно через торговые связи с мусульманским миром, через миссио­нерскую деятельность. Поэтому здесь распространялись только те черты ислама, которые кон­ституировали его как образ жизни. Политические и экономические функции ислама были значи­тельно усечены [5].

Уровень социально-экономического развития в казахском ауле не позволяет говорить о высоких доходах мулл, особенно денежных. Мусульманские учреждения на большей части Казахстана ста­ли появляться после присоединения к России с разрешения властей, поэтому говорить о вакуфах в виде недвижимости не приходится. Более того, по "Временному положению" 1867-1868 годов земля была объявлено государственной собственностью, а вакуфы не допускались [6].

В Туркестанском крае, где исламские учреждения имели давнюю историю, вакуфное имуще­ство было развито не одинаково. Судя по архивным данным, в большей части Семиреченской области вакуфов не было. В частности, Верненский уездный начальник в своем рапорте сообщал, что в уезде вакуфного имущества не существует [7]. Также Копальский уездный начальник графу о вакуфном доходе оставил не заполненной [7; л.11, 13], по-видимому, их не было. Аналогичны­ми были рапорты уездных начальников Пржевальского, Лепсинского уездов.

При исследовании выяснилось, что некоторые вакуфные земельные владения давно утратили свое название и еще до присоединения к России перешли во владение населения. Эти земли были объявлены собственностью тех, кто ее обрабатывает.

Андижанские события и в этом вопросе внесли свои коррективы. Комиссия, созданная гене­рал-губернатором Туркестанского края Духовским, считала, что не следует принимать даже кос­венных мер к укреплению идей ислама, религии только терпимой русской властью. А организа­ция управления вакуфными имуществами и наблюдение за правильностью употребления вакуф-ных доходов расценивались именно такими мерами и признавались невыгодными для русских интересов [7, л. 41]. Эту точку зрения разделяли в своих решениях Ферганское областное правле­ние, депутаты Государственного совета при обсуждении положения об управлении Туркестан­ским краем.

Невмешательство в вакуфные дела означало невмешательство в регулирование доходов. При этом российская администрация не должна была забывать о государственных интересах, то есть возмож­ность перевода этих имуществ в собственность государства. Таким образом вакуф - это важный экономический институт ислама, который изначально был запрещен российским правительством.

Поэтому поземельно-податным комиссиям предписывалось ограничиваться следующими общими положениями:

  • "Надзор за вакуфными имуществами не должен касаться способов расходования получае­мых с них доходов;
  • Надзор должен ограничивать регистрации вакуфных имуществ и возможным исследованием их в юридическом отношении;
  • Надзору этому должно принадлежать право отстранения мутевалиев в тех случаях, когда деятельность их будет признана противоправительственной;
  • Надзор должен строго наблюдать за тем, чтобы в случаях упразднения учреждений, в пользу которых они завещаны, вакуфы эти поступали бы, как выморочное имущество, в состав госу­дарственных имуществ" [8, л. 43 об].

Таким образом, мнение комиссии сводилось к тому, чтобы, не вмешиваясь в вопросы дохода и их распределения, не упускать надзор за имуществом, которое может перейти в государственную собственность. На основе работы комиссии был разработан "Проект положения об управлении вакуфами". Статьи этого Проекта предусматривали следующее:

  • Вакуфные имущества находятся под наблюдением областной и уездной администрации.
  • Управляющие вакуфными имуществами (мутевалии) утверждаются в должности уездными начальниками... и отрешаются от должности тою же властью.
  • Уездная администрация должна иметь возможно полные сведения о числе вакуфных уста­новлений, размерах имущества и размерах их доходов.
  • Учреждение новых допускается не иначе как с разрешения генерал-губернатора, который дозволяет сие единственно в случаях, заслуживающих особого внимания.
  • В случаях прекращения существования тех учреждений, в пользу которых завещаны ваку-фы, последние переходят в собственность государства.
  • Тому же отчуждению подлежат вакуфы, завещанные в пользу учреждений, признанных вредными, а также вакуфы, завещанные иностранным мусульманским учреждениям.
  • Продажа земельных вакуфов запрещается" [8, л. 45об.-46].

Вакуфы как экономический институт исламской религии представляет значительное состоя­ние, дававшее экономическую и политическую самостоятельность религиозным учреждениям в мусульманских странах. Это представление в литературе распространилось на российское мусульманство. В действительности исторических условий для развития вакуфного дела в преде­лах Российской империи не было, проникновение ислама среди казахов привело к законодатель­ному запрещению создания вакуфов Российским государством. Допуская другие, кроме господ­ствующей православной, религии как терпимые в империи, власти стремились не допустить их самостоятельности, прежде всего их экономического укрепления. Подарки мулл в дни религиоз­ных праздников, определенная плата за наречение имени, отпевание умершего не позволяют говорить о богатстве мусульманского духовенства. Строительство же мечетей, медресе состоя­тельными людьми стало распространяться во второй половине XIX века, и к вакуфам можно отнести эти религиозные учреждения, но не земельные участки. В Казахстане вся земля была объявлена собственностью государства.

Укрепление позиции ислама в Казахстане во второй половине XIX века привели к смене поли­тики правительства. Был взят курс на ограничение институтов ислама, казахи были выведены из-под управления ОМДС. Были приняты меры, препятствующие деятельности этих институтов: мулла должен быть из казахов, владеть русским разговорным языком; при медресе должен быть открыт русский класс или преподавание русского языка; литература должна использоваться толь­ко прошедшая цензуру.

 

Литература

  1. Смирнов Е. Сыр-Дарьинская область. Описание, составленное по официальным источникам Е.Смирновым. - СПб., 1887. - 355 с.
  2. Саидбаев Т.С. Ислам и общество. - М., 1979. - С. 216.
  3. Благовещенский В. П. К вопросу о вакуфах в Сыр-Дарьинской области. - Ташкент, 1889 - С. 7.
  4. Климович Л.И. Ислам в царской России; Аширов Н. Эволюция ислама в СССР и др.
  5. Юнусова А. Башкирия. Ислам в контексте Российской истории. //Азия и Африка сегодня - 1998, №3.
  6. Крафт И.И. Сб .узаконений о киргизах ... - С. 144; Сабитов Н. Мектебы и медресе у казахов - С. 13.
  7. ЦГА РК, ф.44, оп.1, д.1767, л.11, 13, л.41.
  8. ЦГА РК, ф. 64, оп.1, д.5578, л.43об,л.45об.-46.
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: История