Функция обвинения (уголовного преследования) в системе уголовно-процессуальных функций

В науке уголовного процесса широкое распространение имеет деление обвинения на обвинение в материально-правовом смысле, под которым подразумевается совокупность установленных по делу и вменяемых обвиняемому в вину общественно -опасных и противоправных фактов, составляющих существо конкретного состава преступления, и обвинение в процессуальном смысле, понимаемое как основанная на законе процессуальная деятельность компетентных органов и лиц по изобличению обвиняемого в совершении инкриминируемого ему преступления и по обоснованию его уголовной ответственности с тем, чтобы добиться публичного его осуждения.

Проблему в познании сущности обвинения представляет вопрос о соотношении понятий «обвинение» и «уголовное преследование».

Термин «уголовное преследование» содержался и в УПК РСФСР 1923 г. [1] и в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик от 31 октября 1924 г. [2] Однако в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г. и в УПК КазССР 1959 г. данный термин не упоминается, речь в них, в основном, идет об обвинительной деятельности.

Закон Республики Казахстан от 21 декабря 1995 года № 2709 «О Прокуратуре» [3] вновь вводит понятие «уголовное преследование» (ст.ст. 1, 45 -48), но не раскрывает его содержания. Уголовно-процессуальный кодекс РК от 13 декабря 1997 года, введенный в действие с 1 января 1998 года, вводит термин «уголовное преследование», дает его понятие и использует в тексте закона. Так, глава 3 УПК РК называется «Уголовное преследование», где дается детальная регламентация данного института.

В действующем Уголовно-процессуальном кодексе Республики Казахстан термин «обвинение» не имеет своего законодательного определения и является синонимичным термину «уголовное преследование». В соответствии с п. 13 статьи 7 УПК РК уголовное преследование (обвинение) определяется как процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях установления деяния, запрещенного уголовным законом, и совершившего его лица, виновности последнего в совершении преступления, а также для обеспечения применения к такому лицу наказания или иных мер уголовно-правового воздействия.

Однако анализ положений УПК показывает, что данные термины различны по своему значению. Так, в п.п.9, 11 ст. 7, ст. 32, п.6 ст. 37 обвинение употребляется наряду с уголовным преследованием. Далее, видно, что в уголовно-процессуальном законе термин «обвинение» употребляется самостоятельно, но не всегда имеет один и тот же смысл.

Нельзя не обратить внимания на то, что и в теории уголовного процесса ряд авторов используют понятия «обвинение» и «уголовное преследование» для обозначения одной процессуальной функции [4].

Так, М. С. Строгович считал, что уголовное преследование - обвинительная деятельность, которая возникает на стадии предварительного расследования. В уголовное преследование в форме обвинения он включал:

1) собирание доказательств, уличающих обвиняемого или устанавливающих отягчающие его вину обстоятельства;

2) применение к обвиняемому различных принудительных мер (мер пресечения, обысков, освидетельствований и др.), обеспечивающих изобличение обвиняемого и применение к нему  наказания; 

3)  обоснование  обвинения  перед  судом,  в  том числе усилия, направленные на то, чтобы убедить суд в виновности обвиняемого и в необходимости применить к нему наказание [5, 196].

Помимо вышеназванной точки зрения о синонимичности понятий «уголовное преследование» и «обвинение» в науке уголовного процесса существуют мнения и о невозможности их отождествления.

Так, например, Ф.Н. Фаткуллин утверждал, что по сравнению с уголовным преследованием обвинение «...имеет более узкое содержание - изобличение уже привлеченного в качестве обвиняемого лица, обоснование его уголовной ответственности» [6, 31]. Развивая ту же мысль, А.М. Ларин заметил, что, коль скоро уголовное преследование представляет собой функцию, противоположную защите, а защищаться можно не только от обвинения, но и от подозрения, то обвинение и подозрение следует считать формами реализации уголовного преследования [7, 24-25; 38-39]. Данное положение поддерживает А.Г. Халиулин, который предлагает соотносить понятия «уголовное преследование» и «обвинение» как содержание и форму и выделять две формы уголовного преследования: обвинение и подозрение [8, 8].

При этом в литературе отмечается, что обвинение не может начаться раньше, чем произойдет привлечение в качестве обвиняемого конкретного лица по данному уголовному делу [6. 31]. В содержание уголовного преследования ряд авторов включают и многие процессуальные действия, предшествующие моменту предъявления обвинения. Так, например, А.Г. Халиулин определяет содержание уголовного преследования как деятельность по возбуждению уголовного дела в отношении конкретного лица, задержанию этого лица и применению в отношении него меры пресечения, привлечению этого лица в качестве обвиняемого, составлению обвинительного заключения, направлению уголовного дела в суд и поддержанию в суде обвинения [8, 15-16].

Обоснованной представляется точка зрения ученых, считающих, что понятия «уголовное преследование» и «обвинение» не являются тождественными и соотносятся как общее и частное. Уголовное преследование - это более широкое понятие, и включает в себя помимо обвинения и иные виды обвинительной деятельности [9].

В механизме уголовного преследования такой институт как обвинение является его основным рычагом. Обвинение - это утверждение обвинителя о виновности лица в совершении преступления, обвинительный тезис, нуждающийся в проверке и доказывании перед судом. Соответственно, вся та деятельность, которая связана с проверкой, доказыванием, обеспечением, поддержанием законными средствами данного утверждения, есть уголовное преследование.

Иными словами, уголовное преследование - это деятельность по обоснованию обвинения. Уголовное преследование на досудебных стадиях представляет собой деятельность, направленную на подготовку, обоснование процессуально-правовых и материально-правовых претензий обвинительной власти. В суде уголовное преследование имеет форму поддержания обвинения посредством представления доказательств и доводов в пользу обвинения, опровержения доводов и доказательств защиты.

И.Я. Фойницкий отмечал: "В силу индивидуального характера обвинение направляется на определенное лицо, относительно которого суду предъявляется требование установить его виновность и определить заслуженное наказание... Отсюда же вытекает, что каждое обвинение ограничивается данной личностью, имеет строго субъективный характер и немыслимо безотносительно к определенному физическому лицу... Всякое обвинение предполагает прямое или, по крайней мере, подразумеваемое указание на определенное физическое лицо и определенное вменяемое ему деяние..." [4,7].

Хотя уголовное судопроизводство и имеет ярко выраженный публичный характер, это, однако, не исключает проявления в нем диспозитивных начал. Проявлением сочетания публичности и диспозитивности в вопросах обвинения (уголовного преследования) служит дифференциация форм уголовного преследования, которая заключается в разделении уголовных дел на дела частного, частно-публичного и публичного обвинения в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления (ч. 1 ст. 32 УПК).

Принципиальным различием между указанными категориями дел является дифференциация порядка возбуждения и прекращения уголовных дел, а также определение перечня лиц, чья деятельность оказывает решающее воздействие на ход уголовного судопроизводства.

Категория преступлений, отнесенных к делам частного обвинения, с точки зрения законодателя, затрагивает интересы только частных лиц. Отдельные нарушения данными преступлениями интересов общества законодателем не рассматриваются в качестве существенных, а потому полномочия по началу, прекращению и определению хода уголовного судопроизводства полностью переданы частным лицам. Уголовные дела частного обвинения возбуждаются не иначе, как по заявлению потерпевшего и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

По делам частно-публичного обвинения частные лица решают только вопрос о начале уголовного судопроизводства. Ход уголовного судопроизводства и момент его окончания не поставлен в зависимость от волеизъявления частных лиц. Указанная категория уголовных дел возбуждается не иначе, как по заявлению потерпевшего, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. Исключение составляют дела о преступлениях небольшой или средней тяжести в случае, если лицо, впервые совершившее преступление, примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

Уголовные дела публичного обвинения возбуждаются и прекращаются по инициативе органов уголовного преследования независимо от волеизъявления потерпевшего лица.

В заключении следует отметить, что обвинение как процессуальная деятельность является одной из форм уголовного преследования, посредством которой выполняется одна из наиболее важных его задач - изобличение лиц в совершении преступлений, обоснование наличия предпосылок для их уголовной ответственности.

Уголовное преследование пронизывает всю уголовно-процессуальную деятельность, последовательно развиваясь в уголовном процессе. Оно проявляется как в досудебном, так и в судебном производстве по уголовному делу, причем проявления его различны.

Для механизма уголовного преследования первоочередное значение имеют принципы публичности, диспозитивности, законности, презумпции невиновности, разделения процессуальных функций и равенства прав стороны обвинения и стороны защиты в деле. Этот механизм приводится в движение усилием, как государственных органов, так и других его участников, причастных к осуществлению уголовного преследования. Частная инициатива заинтересованных в исходе дела лиц, в сочетании с обязанностью компетентных государственных органов осуществлять обвинительную функцию в уголовном процессе, образуют единый механизм реализации права и государства, и общества, и потерпевшего на привлечение к уголовной ответственности лиц, совершивших преступления.

 

Список литературы:

  1. Уголовно - процессуальный кодекс РСФСР. - М.: Госюриздат, 1956.
  2. Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик //Основы законодательства Союза ССР и союзных республик. - М.: Юридическая литература, 1982.
  3. Закон Республики Казахстан «О прокуратуре» от 21 декабря 1995 г. // Ведомости Верховного Совета РК. - 1995. - № 24.
  4. Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. - СПб., 1996. - Т.2. - С. 3-7; Строгович М. С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. - М., -С. 15; Михайловская И. Б. Новый УПК РФ: изменение процессуальной формы /Проблемы обеспечения прав участников процесса по новому УПК РФ: Сб. статей [Под ред. С. А. Шейфера. - Самара, 2003. - С. 11-31.
  5. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - Т. 1. - М.: Наука, 1968.
  6. Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и изменение его в суде. - Казань: Издательство Казанского университета, 1963.
  7. Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. - М.: Юридическая литература, 1986.
  8. Халиулин А.Г. Осуществление функции уголовного преследования прокуратурой России. - Кемерово, 1997.
  9. Соловьев А. Б., Токарева М. Е., Халиулин А. Г., Якубович Н. А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. - Кемерово, 1997. - С. 38-40; Ворончихин М. А. Субъекты уголовного преследования (понятие, виды, правовая культура): Автореф. дис. ...канд. юрид. наук. - Ижевск, 2002. - С. 9.
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция