Устойчивое развитие и безопасность: возможные вызовы для Центральной Азии

Вторая половина ХХ ознаменована тем, что человечество столкнулось с обостряющимися и усиливающимися противоречиями между своими растущими потребностями и неспособностью биосферы обеспечить их без фатального ущерба для себя. В результате социально-экономическое развитие приняло характер ускоренного движения к глобальной экологической катастрофе, при этом ставится под угрозу не только удовлетворение жизненно важных потребностей и интересов будущих поколений людей, но и сама возможность их существования.

В этот период возникла идея разрешить это противоречие на пути перехода к такому цивилизационному развитию, которое не разрушает своей природной основы, гарантируя человечеству возможность выживания и дальнейшего непрекращающегося, т.е. управляемого и устойчивого развития.

В наше время концепция устойчивого развития явилась логическим итогом научного и социально-экономического развития, бурно начинавшегося в 1970-е гг., когда вопросам ограниченности природных ресурсов, а также загрязнения природной среды, которая является основой жизни, экономической и любой деятельности человека придавалось большое значение.

Началом данного процесса послужила, выдвинутая в начале 1970-х гг. американскими учеными во главе с Д. Форрестером, Д. Медоузом и другими, теория «пределов роста», предполагающая, что при сохранении существующих тенденций роста мирового населения, возрастания послевоенного промышленного производства и, как следствие, экспоненциального увеличения загрязнения окру­жающей среды и истощения природного потенциала планеты наступит так называемая «глобальная катастрофа»[1].

Становление самой концепции прошло более длительный путь: от учения В.И. Вернадского о ноосфере (20-30-е гг.) и докладов Римского клуба (70-80-е гг.) до конкретных мероприятий в рамках ООН.

В формировании концепции устойчивого развития, которое проходило в рамках системы ООН под эгидой ЮНЕСКО, ЮНЕП и ЭКОСОС можно обозначить несколько основных вех: первая межправительственная конференция по окружающей человека среде в Стокгольме (1972 г.) и после­дующие конференции в Рио-де-Жанейро (1982, 1992 гг.) и, наконец, - в Йоханнесбурге (2002 г.).

Определяющую роль в первичном становлении концепции устойчивого развития сыграла состоявшаяся в июне 1972 г. в Стокгольме (Швеция) Конференция ООН по окружающей среде, решения которой стали историческими для всего человечества. Тогда впервые было заявлено о включении в программы действий на правительственном уровне мер по решению проблем деградации окружающей природной среды, были приняты: программное заявление участников (декларация из 26 принципов), план действий, который включал 109 рекомендаций, и рекомендация для генеральной ассамблеи ООН о создании Программы ООН по окружающей среде [2].

Необходимо отметить, что концепция устойчивого развития является попыткой дать научно обоснованный ответ на глобальные вызовы времени.

Еще в докладе "Всемирная стратегия охраны природы" (1980 г.), представленном Международ­ным союзом охраны природы и природных ресурсов, подчеркивалось, что, для того чтобы развитие было устойчивым, следует учитывать не только его экономические аспекты, но также социальные и экологические. В 80-е годы проблемы связи экологии и развития особенно активно обсуждались в трудах ученых из исследовательского института «Worldwatch» («Всемирная вахта») в США, и в частности его директора Л.Р. Брауна. ЮНЕП еще с середины 1970-х годов широко использовала понятие «развитие без разрушения» (development without destruction), а в дальнейшем получило распространение понятие «экоразвитие» (ecodevelopment), означающее экологически приемлемое развитие, т.е. развитие наименее негативно воздействующее на окружающую среду [3].

Появление термина «устойчивое развитие» на международной арене связывают с именем премьер-министра Норвегии Гру Харлем Брундланд, которая в 1987 году в своем докладе «Наше общее будущее», представленном комиссии ООН по окружающей среде, определила устойчивое развитие как такое развитие, при котором удовлетворяются потребности настоящего времени, но не ставится под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои потребности [4].

В русском издании этого доклада английский термин sustainable development переведен как "устойчивое развитие", хотя слово sustainable имеет и другие значения: "поддерживаемое, самоподдерживаемое", "длительное, непрерывное", "подкрепляемое", "защищаемое".

Тем не менее термин "устойчивое развитие" хорошо прижился в русском языке и по словам Н. Н. Моисеева, речь должна идти не о его замене, а о наполнении его единообразным научно-обосно­ванным содержанием, о его адаптации к современному научному мировоззрению [5]. На наш взгляд, это вполне справедливо, то есть, важна, прежде всего, не форма, а содержание этого понятия. Важно определить роль и место устойчивого развития в системе международных отношений.

Основными факторами устойчивого развития являются экономический, социальный и экологи­ческий, которые и являются основой триединой концепции устойчивого развития [6].

Экономическая составляющая подразумевает оптимальное использование природных ресурсов и использование экологичных технологий, включая добычу и переработку сырья, создание экологи­чески приемлемой продукции, минимизацию, переработку и уничтожение отходов, а также решение проблемы водоопеспечения, в том числе и проблемы трансграничных рек.

Социальная составляющая устойчивости развития ориентирована на человека и направлена на сохранение стабильности социальных и культурных систем, в том числе, на сокращение числа разрушительных конфликтов между людьми. Важным аспектом этого подхода является справедливое разделение благ. На национальном уровне это обеспечение и рост благосостояния населения, а на международном - роль и деятельность соответствующих международных институтов.

Для достижения устойчивости развития современному обществу необходимо создать более эффективную систему принятия решений, учитывающую исторический опыт и поощряющую плюра­лизм. Важно достижение не только внутри-, но и межпоколенной справедливости [5].

Экологическая составляющая должна обеспечивать целостность биологических и физических природных систем. Особое значение имеет жизнеспособность экосистем, от которых зависит глобальная стабильность всей биосферы. Основное внимание уделяется сохранению способностей к самовосстановлению и динамической адаптации таких систем к изменениям, а не сохранение их в некотором «идеальном» статическом состоянии. Деградация природных ресурсов, загрязнение окружающей среды и утрата биологического разнообразия сокращают способность экологических систем к самовосстановлению.

Взаимодействие и согласование этих факторов устойчивого развития, и осуществление конкретных мероприятий, являющихся средствами достижения устойчивого развития — задача огромной сложности, поскольку все три элемента устойчивого развития должны рассматриваться сбалансированно. Важны также и механизмы взаимодействия этих трех составляющих, так как все эти измерения взаимопроникаемы и проецируемы на международный уровень.

Безопасность и устойчивое развитие.

Процесс перехода к устойчивому развитию является глобальным, и отдельно взятая страна и даже регион не может перейти на этот путь, пока другие страны (регионы) будут инертны. Этот факт был очевиден в начале тысячелетия, когда процессы глобализации и интеграции начали набирать небывалый оборот. Усиливающаяся глобальная взаимозависимость мира и диверсификация понятия безопасность очень ясно иллюстрировали необходимость совместного устойчивого развития и кооперативного сосуществования всех регионов мира. И если до рубежа второго и третьего тысячелетий проблемы развития и обеспечения безопасности были разделены в их теоретическом осмыслении и практической реализации [7], то сейчас формируется понимание их неразрывной взаимосвязи, причем не только на уровне научных исследований этих проблем, но и на практическом уровне. Речь идет о принятии и закреплении определенной законодательной базы на национальном, региональном и глобальном уровне в рамках процессов, способствующих устойчивому развитию. Такой подход вполне обоснован. Традиционное понимание национальной безопасности, понимаемое как защищенность жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз уже не воспринимается только с военно-политической точки зрения [8]. Несколько десятилетий подряд международное экспертное сообщество говорит о его диверсификации, о том, что экологическая, энергетическая, экономическая, социальная, информационная и другие виды безопасности содержат в себе гораздо более опасные вызовы и угрозы, чем их «коллеги» из военно-политического измерения. Более того, национальная безопасность все больше рассматривается в соотношении или через призму региональной и глобальной безопасности, так как и экологические, и экономические и социальные угрозы - это угрозы, которые проникают на все уровни. Более того, они сильно связаны между собой и очень часто требуют незамедлительного совместного решения.

Осознание неразрывной взаимосвязи развития и безопасности привело к формулировке положения о возможности обеспечения безопасности через развитие, а если говорить точнее — через устойчивое развитие. Таким образом, прослеживается очень четкая взаимосвязь между понятиями безопасность и устойчивое развитие. Более того, можно говорить, что устойчивое развитие - это не только системное единство экономических, социальных и экологических видов и аспектов деятельности, но и постоянная взаимосвязь развития и безопасности, это обеспечение безопасности через развитие и развитие через обеспечение безопасности.

Переход к устойчивому развитию предполагает обеспечение безопасности во всех отношениях, а всеобщая безопасность, как уже отмечалось, также реализуется на пути устойчивого развития. Столь тесная взаимосвязь всеобщей (и глобальной) безопасности страны и мирового сообщества и устойчивого развития и определяет особенности дальнейшего человеческого существования. В качестве методологической основы подобного видения должны использоваться все средства исследования будущего, включая прогностические, футурологические, системные, ноосферные и другие подходы, определяющие специфику проблемы безопасности.

Безопасность - это определенного рода альтернатива существования и развития, которая характерна для любой модели развития цивилизации. Даже в рамках модели неустойчивого развития необходимо добиться определенного уровня стабильности и безопасности, для того чтобы можно было осуществлять переход к стратегии устойчивого развития. Это четко прослеживается в одном из годовых докладов о работе ООН еще в прошлом веке (1999 г): "Предотвращение войн и бедствий: глобальный вызов растущих масштабов" Генеральный секретарь ООН отметил, что "справедливое и устойчивое развитие является одним из необходимых условий обеспечения безопасности, однако обеспечение минимальных стандартов безопасности, в свою очередь, является одной из предпосылок развития. Стремление решить одну задачу в отрыве от другой не имеет большого смысла" [9].

Вот почему существуют принципы обеспечения безопасности, которые специфичны для модели неустойчивого развития и для модели устойчивого развития. Существуют также принципы, общие для обеих моделей. Среди них - законность, соблюдение баланса жизненно важных интересов личности, общества и государства, взаимная ответственность личности, общества и государства в отношении обеспечения безопасности, интеграция с международными системами безопасности [10].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что концепция устойчивого развития в целом и ее отдельные составляющие (экология, экономика и социальное развитие), на современном этапе неотделимы от понятия безопасность. Более того, устойчивое развитие современного международ­ного сообщества - это залог стабильности современной системы международных отношений. В современном мире, когда новый мировой порядок все еще формируется, конфликты, большей частью «замороженные», на наш взгляд, являются отражением неустойчивости развития отдельных акторов международных отношений. Опасность этого процесса состоит в том, что кризисные явления, исходящие из неустойчивого развития очень легко с национального уровня переходят на региональ­ный и далее - имеют потенциал для дестабилизации всей глобальной системы безопасности.

Безопасность Центральной Азии в контексте регионального развития.

Наиболее четко прослеживаются эти тенденции на региональном уровне. Центральноазиатский регион также не является исключением.

Устойчивое развитие для этого пространства имеет исключительное значение в силу слабой экологической составляющей, включающей проблему нехватки водных ресурсов, трансграничных рек, а также бассейн Аральского моря, на восстановление которого потребуется не одно десятилетие. Сюда же необходимо отнести и проблему эрозии почв, загрязнения атмосферы и гидросферы. Наличие и добычу ресурсов, неопределенность статуса Каспия - все это дополнительные вызовы, ответить которым можно исключительно в рамках устойчивого развития. Социальное и экономическое развитие затрудняется неодинаковым уровнем по всему периметру региона, а также непосредственной близостью во всех отношениях нестабильного Афганистана, главной угрозой от которого на сегодняшний день остается наркотрафик через территорию стран Центральной Азии в Россию и Европу.

Неустойчивость социально-экономического компонента влечет за собой неподконтрольную нелегальную миграцию в рамках региона, которая большей степенью связана с трудовой деятель­ностью, преимущественно, граждан Узбекистана и Таджикистана в Казахстан, что также создает определенную социальную напряженность.

Нельзя оставить без внимания и мартовские события текущего года в Кыргызстане, которые вызвали широкий резонанс и могли стать серьезной составляющей для дестабилизации региона в целом. На наш взгляд, никакие внешние силы и усилия не могли бы спровоцировать «новую револю­цию» здесь, со всеми вытекающими последствиями, если бы социально-экономическая обстановка в стране характеризовалась как стабильно-устойчивая.

Таким образом, проблема устойчивого развития на современном этапе неразрывно связана с проблемой безопасности и является одной из потенциально эффективных концепций для поддер­жания стабильности системы международных отношений.

 

Литература

  1. Стратегия и понятие устойчивого развития //ustoichivo.ru/biblio/view/28.html.
  2. un.org.
  3. zeitgeistmovie.ru/UNO/z-index.html
  4. Наше общее будущее: Пер. с англ. - М.: Прогресс, 1989.
  5. Моисеев Н.Н. "Устойчивое развитие" или "Стратегия переходного периода" // План действий - "Устойчивые Нидерланды". - М.,1- С.3-4.
  6. testent.ru/publ/predmetnyj_razdel/ehkologija_i_ustojchivoe_razvitie/koncepcija_ustojchivogo_razvitija/34-1-0-973
  7. Бабурин С. Н., Урсул А. Д. Стратегия национальной безопасности: безопасность через устойчивое развитие // ni-journal.ru/archive/4ca2193e/n-2-2010/cfdd8156/5a44850f/
  8. Мировая политика и международные отношения: Учебное пособие / Под ред. С.А. Ланцова, В.А. Ачкасова. -СПб.: Питер, 2007. - 448 с.
  9. Аннан К.А. Предотвращение войн и бедствий: глобальный вызов растущих масштабов: Годовой доклад о работе
    ООН за 1999 год. - Нью-Йорк, 2000. - С. 17.
  10. Урсул А.Д., Романович А.Л. Концепция устойчивого развития и проблемабезопасности//philosophy.nsc.ru/journals/philscience/11_01/05_ursul.htm
Год: 2010
Город: Алматы